Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
ИЗДАТЬ КНИГУ БЕСПЛАТНО или ПОЧТИ БЕСПЛАТНО
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Участие в выставке ММКВЯ 2019 и премирование авторов
Наша экспозиция на МКВЯ 2019
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Барамунда - Проза: рассказы (проза о детстве)
Пусть всигда буит сонце...
Я плакал. Беззвучно, горько, обречённо… Как больной котёнок, как целая тысяча беспомощных больных котят. Перед глазами моими стояла лишь сплошная красная пелена, а слёзы медленно стекали по щекам и капали прямо на сандалики. Было страшно, сыро и неуютно. И я был совсем один. Один-одинёшенек посреди сложенной вокруг меня сторожевой башни. Башни, построенной детьми.

Я был злой король, но верноподданные сразу же позабыли про дисциплину, как только воспитательница позвала всех кушать. Красные, синие, зелёные кубики – продолговатые и деревянные - окружали меня со всех сторон, а в просветы между цветными кирпичиками я с чёрной завистью наблюдал, как «велные слуги» аппетитно поедали мусс и пили компот с яблоками. И мне так сильно захотелось компотика тоже, знали бы вы, как… Но ведь всё-таки я был король, и королевская гордость не позволяла звать кого-нибудь на помощь, а рушить башню мне было жалко, очень жалко, даже совсем невозможно. Ещё бы, это же был мой первый собственный дворец!

Потом пришла белая, пушистая, как облачко, медсестра Василиса и куда-то увела наших девчонок, а мальчики шустренько переобулись в «чешки» и весело поскакали вслед за лысым дядей Колей в актовый зал. Свита окончательно бросила своего Господина, предала и нарушила присягу. Это стало самой последней каплей – чаша моих скорбей переполнилась, и я зарыдал в голос…

***

- Ой, кузнечик ты мой миленький! Шо жа ты тут делаишь? Один… М-м? – это наша добрая нянечка неожиданно пришла мне на выручку.
- А-а-а-а-а! – ещё громче заорал я. - А-а-а-а-а!
Мне вдруг стало так жалко себя, так жалко…

Тётя Зоя склонилась над башней и протянула ко мне свои красные, мягкие, пахнущие крахмальными простынями руки:
- Иди ко мне, маленькый…
- Я…я не маинький… А-а-а-а-а…. Я кололь!
- Король, король, конечно король, а как же… Ну, поди-ка сюды, прынц ты мой датский! – нянечка ухватила меня подмышки, аккуратно вытянула из башни и крепко прижала к своей необъятной тёплой груди, поглаживая ладонью по волосам. – Не плачь, королевич, пойдём, я тебя компотом накормлю.

***

В каптёрке у тёти Зои было всё. Здесь сконцентрировались, пожалуй, все сокровища окружающего мира. Там были: и забавные кроличьи ушки, пошитые нянечкой вручную из списанных наволочек, разложенные потом аккуратными стопочками по полочкам, и платьица «снежинок», отдыхающие до поры до времени на плечиках в углу, и машинки с переломанными колёсами, плюшевые мишки со вновь пришитыми глазами-пуговицами, нагие куклы. Ещё там ютился у шкафа маленький треногий столик. А ещё там стояли два стула и чайник с компотом. И ещё… ещё там был Юра!

Юра уже с полгода как первоклассник - матёрый, искушённый, мудрый. Взрослый! Самый настоящий мужчина. Имя своё он получил в честь знаменитого тёзки – космонавта Гагарина, потому что явился на свет аккурат в тот самый день, когда космос навсегда перестал быть необитаемым. После окончания занятий Юра обычно приходил на работу к маме, и та кормила его отборнейшими остатками с нашего общего стола.

Жили они тогда совсем небогато, все из персонала об этом прекрасно знали, поэтому никто и никогда не попрекал тётю Зою за сына, тем более что мальчишка помогал ей прибираться в группе, да и вообще охотно всем всегда помогал…

***

Тётя Зоя взяла в руки швабру и удалилась восвояси – по своим делам, оставив меня в подсобке на попечении Юры. Тот щедро налил мне компота из чайника, по-приятельски похлопал меня по плечу, а потом ложкой выловил половинку варёного яблока и весело плюхнул мне его в стакан:
- Ну чо, жахнем по сто, бродяга?! – глаза его улыбались, как у Радж Капура.
- А мозно я сначава ябвочко захну? – уж очень мне понравилось это новое словечко: «захну, за-за-хну, хну-за-хну, за-за…»
- А то, деревня! Жуй, давай, за всё уплочено!

Пока я жадно «захал» вожделенное яблочко, Юра достал из своего ранца чистый лист бумаги и коротенький огрызочек химического карандаша. Густо-густо наслюнявил грифель и, пыхтя, начал выводить на листе какие-то буквы. Я с интересом поглядывал поверх его тощенького локотка. Наконец, он закончил:
- Ну что, малявка, читать умеешь?
- Умею. «Мясо», «хлеб» – умею… «гастлоном…»
Я учился читать по магазинным вывескам, пока мама возила меня в садик через весь город в трамвае. Тренировался каждое утро и каждый вечер – уж очень мне хотелось поскорее стать взрослым. Я мог даже прочитать «Аптека» и «Центральный вокзал», а дома нашёл книжку с картинками, в одном месте там была нарисована голая тётя и написано «Даная». Я рассказал об этом Юре.

- Хм… - сказал Юра и о чём-то призадумался, а потом показал мне свой труд. – На, смотри!

«Пусть всигда будит сонце, пусть всигда будит мир!»

Под этими мудрыми и такими необычайно правильными словами искусною Юриною рукою было дорисовано синее солнце: синее-пресинее, самое настоящее мужское солнце, как наколка на предплечье моего нового папы-моряка. Синее!

Сначала я обмер в восхищении, потом пустил слюну до самого пола и с обожанием поглядел на Юру. Где-то в глубине своей души я отчётливо ощущал, что передо мной сейчас приоткрылся (лишь самую чуточку приоткрылся) истинный мир – мир больших взрослых людей!

- Слышишь, друг?
«Длуг? Длуг? Неузели, он назвал меня длугом?»: я просто ошалел вначале от неожиданности и даже немножечко «поплыл» куда-то в сторону, и всё из-за оказанного мне Юрой высшего доверия, ещё бы: «Длуг!»
- Слышишь, друг? А ты можешь мне эту книжечку принести?
- Какую есё книзетьку?
- Ну, эту – с тёткой…
- Я…я… мне…
- Мамы, что ли, боишься? Ерунда! Ну, возьмёшь с собой завтра, куда-нибудь в штаны спрячешь!
- Холосо, длуг, я поплобую!
- Попробуй, попробуй, дружище. А я тайну тебе за это скажу! Хочешь?
- Тайну?
- Ага-ага! Стр-р-р-р-раш-ш-ш-шную! – Юра самым невероятным образом закатил глаза, оглянулся, затем приложил губы к моему уху и зашептал с придыханием. – Ты знаеш-ш-ш-шь, зачем девчонок к до-о-о-октору во-о-о-одят?
- Нет…- я не на шутку испугался и задрожал.
- Им там письки зелёнкой мажут! - я затрясся ещё сильнее, прикрыл ладонями ушки, сжался в комочек, а Юра всё продолжал, но уже гораздо громче: - А знаеш-ш-шь почему?
- Не-е-т…
- У них оттудова кровь идёт!

***

Эта новость действительно произвела на меня самое сильное впечатление. Я на минуту растерялся, и чуть было не заревел опять. Почему-то сразу же захотелось в туалет. Так страшно мне не было даже тогда, когда я поджёг в шкафу мамины кальки...

О! Это было совсем недавно. Как-то раз родителей не было дома, меня оставили одного, и я, воспользовавшись удачным стечением обстоятельств, решил проверить, как горит красивая прозрачная бумага, скрученная мамой в тонкий рулончик... Помню, что насквозь описал свои штанишки из-за охватившего меня дикого ужаса, пока стремглав бежал на кухню за графином, чтобы потушить вдруг вспыхнувшее пламя.

Сейчас всё было немного по-другому, иначе.

Во-первых, мамочка, шкаф, калька – ведь всё это был мой собственный мир, родной, привычный. А тут… Девчонки, доктор, кровь оттудова – тайна, тайна о которой я до сих пор даже не догадывался, тайна совершенно чуждой мне пока, абсолютно непонятной и странной вселенной.

Во-вторых, если разгоревшуюся огнём кальку мне всё же удалось в итоге как-то затушить кипячёной водой, то вот чем теперь заглушить ту неожиданную сильнейшую боль, которую принесло мне это новое, взрослое - неприличное знание: девочки, оказывается, совсем-совсем другие, они – не мальчики!!!
Что ж, получается, и Оленька тоже нет?!

О, боженьки, как же это на самом деле страшно - быть большим и знать всё…
Опубликовано: 25.12.2018
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Барамунда

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 72
Просмотры: 646, прочтения: 20
Оценки: 4 (средняя 1.5)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
От такого рассказа.действительно заплачешь... Неужели у автора кроме этой мереси, не нашлось написать действительно интересную историю из детства? Я просто в нокауте. Мне вас жаль и ваше детство тоже..
Владимир Капаев, 02.01.2019 20:18
Слёзками не захлебнитесь, котик)
Барамунда, 02.01.2019 20:27
Очень интересно и познавательно. Многие не помнят своего детства, а тут смешно и подробно, особенно про девочек и совершенно без пошлости. Очень приятно читалось.
КсюКсю, 27.12.2018 00:02
Спасибо Ксю! С наступающим Вас!
Барамунда, 31.12.2018 15:56
Душевный рассказ, Артур! И чувство юмора, как всегда, Вам не изменило, но одно место царапнуло.
«Длуг? Длуг? Неузели, он назвал меня длугом?» - это ведь не прямая речь ребенка, а его внутренний монолог. Вряд ли он коверкает слова, когда думает, а не произносит это вслух. Внутри себя-то он всё правильно выговаривает. Так что, я бы оставила эту фразу, неискаженной детской дикцией))
Галья Рубина-Бадьян, 26.12.2018 15:41
Наверное Вы правы... я подумаю над Вашим замечанием.
Барамунда, 31.12.2018 15:57
Ну что, Артур, подумали? Решили оставить, как есть?
Галья Рубина-Бадьян, 02.01.2019 13:59
Пока не знаю)
Барамунда, 02.01.2019 14:14
Ужасно трогательно.
Аластрум, 26.12.2018 02:35
Сопли всегда трогательны)
Барамунда, 31.12.2018 15:57
да, сразу вспомнилось из Шрэка про бабушку больного котенка
Аластрум, 01.01.2019 14:38
У меня тысяча больных котят) Вероятно, получилось круче)
Барамунда, 07.01.2019 12:22
Отлично получилось.
Аластрум, 09.01.2019 10:49
Мерси!
Барамунда, 09.01.2019 20:14
Рецензии
Похожие публикации
Дон Боррзини: Два толстяка в одном ПАЗу
Галья Рубина-Бадьян: Непонятные слова
Андрей Титов: День рождения
Ирина Май: Ты помнишь, подружка?
Ирина Май: Предчувствие любви
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 2. Оранжевый шарик
Мария Солодилова: Театральная сказка - 2 часть
Мария Солодилова: Театральная сказка - часть 3
Мария Солодилова: Театральная сказка часть 4
Мария Солодилова: Театральная сказка-часть 5
Мария Солодилова: Театральная сказка-часть 6
Мария Солодилова: Театральная сказка - окончание
Новые авторы
Виталий Аркадьевич
Константин Берковский
Заказы на рецензии
Магазин на сайте ЛИ
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
«Во времена Саксонцев»
«Орбека», «Дитя Старого Города»
«Еврейские женщины в истории и современности»
© 2014 – 2019, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе