Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
Заработать 5000 махов в конкурсе "ОТЗЫВ-ЧЕМПИОН"
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Стоит ли издавать книгу за счет издательства? Список издательств на 2020 год
Правила добавления публикации. Словарь терминов
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Владимир Волкович - Проза: эссе (проза об эгоизме, семье, любви, жизни)
Ложь и правда эгоизма
«Двое идут по пустыне и у одного из них фляга с водой. Если выпьют оба, то оба умрут, если же выпьет один из них, то дойдёт до селения.
Сказал Бен Петура:
– Лучше, чтобы выпили вдвоём и вдвоём умерли.
Соглашались мудрецы, пока не пришёл рабби Акива и не научил: написано «Пусть живёт брат твой с тобой. Твоя жизнь сначала, а жизнь ближнего твоего следом».
Талмуд, трактат Бава Меция (62а)

«Сам погибай, а товарища выручай».
Моральный кодекс строителя коммунизма

Человек, без всякого сомнения «должен любить ближнего своего, как самого себя» (Левит). То есть, вроде бы, относиться к ближнему своему в той же мере, в какой он относится к себе самому. Но, наряду с этим, существуют обстоятельства, когда человек оказывается ближе к себе самому, чем к ближнему своему. В чём-то он призван любить себя больше, чем остальных людей.

Нам с детства внушали, что в бою надо прикрыть собою командира, что государство важнее самого гражданина этого государства («была б жива Россия, а мы-то проживём»), что нельзя подвести под удар другого, чтобы спасти себя (твоя кровь не краснее его). Но Богом предначертана другая заповедь: человек спасает, прежде всего, самого себя, а не другого, когда им обоим грозит опасность. И в этом состоит глубокая правда эгоизма.

Естественно, что в государстве, отринувшем Бога, законы составлялись людьми, часто в меру понимания и убеждённости, а, иногда, и выгодности для самих составителей. И эти законы, вошедшие в нормы морального права, внушались людям десятилетиями, с малолетства.

Но если исходить из постулата, что человек — создание Божье, то решение о том, жить ему или умереть, он не должен принимать сам, если он в полном сознании. Он не должен принимать на себя функции Всевышнего, не ему решать: когда, и при каких обстоятельствах прерывать своё земное существование, тем более ради кого-то. Человек отвечает в первую очередь за собственную жизнь, и лишь во вторую очередь за жизнь своего ближнего. Не в его силах представить себе всю картину мироздания и своего места в нём, и не в его праве самовольно распоряжаться вверенным ему достоянием — собственной жизнью.

При полном равенстве между собой и своим ближним, человек призван выбирать, прежде всего, самого себя, и следить именно за собой. На общем, глобальном, «стратегическом» уровне, человек поддерживает отношения равенства. Вблизи же, на «оперативном» уровне, отдаёт предпочтение самому себе.

Если кто-либо живёт больше другими людьми, чем самим собой, он обесценивает собственную жизнь. Это часто не замечается им, а иногда и ставится ему в заслугу, и человек гордится именно такою жизнью, не понимая её обеднённости. Жертвенность того, кто потерял вкус к собственной жизни, отдав её другим, или, что ещё хуже, положив её за надуманные, ложные идеалы, стоит немногого. И не важно, вынужденно он это сделал или сознательно.

Очень чётко эту мысль выразил Лев Толстой в романе «Война и мир». В самом конце романа две матери семейств Наташа и графиня Марья обсуждают так и не вышедшую замуж Соню:
– Знаешь что? – сказала Наташа, — вот ты много читала Евангелие; там есть одно место прямо о Соне.
– Что? — с удивлением спросила графиня Марья.
– «Имущему дастся, а у неимущего отнимется», помнишь? Она — неимущий: за что — не знаю; в ней нет, может быть, эгоизма, — я не знаю, но у неё отнимется, и всё отнялось. Мне её ужасно жалко иногда; я ужасно желала прежде, чтобы Nikolas женился на ней; но я всегда как бы предчувствовала, что этого не будет. Она пустоцвет, знаешь, как на клубнике. Иногда мне её жалко, а иногда я думаю, что она не чувствует этого, как чувствовали бы мы.
И, несмотря на то, что графиня Марья толковала Наташе, что эти слова Евангелия надо понимать иначе, глядя на Соню, она соглашалась с объяснением, данным Наташей. Действительно, казалось, что Соня не тяготится своим положением и совершенно примирилась со своим назначением пустоцвета. Она дорожила, казалось, не столько людьми, сколько всей семьёй. Она, как кошка, прижималась не к людям, а к дому. Она ухаживала за старой графиней, ласкала и баловала детей, всегда была готова оказать те мелкие услуги, на которые она была способна; но всё это принималось невольно со слишком слабою благодарностию…».

Здесь интересен и важен толстовский акцент на безбрачии Сони. Как же сочетается супружеская жизнь с эгоизмом?
В течение тысячелетий безбрачие преподносилось непременным условием высшего служения идеалам. Иерархия должностей Ватикана предусматривала отказ от супружеской жизни для полного посвящения себя служению Богу. Институт монашества в христианской традиции в течение многих сотен лет не теряет своей привлекательности. Уход от мирской жизни притягателен именно снятием с себя ответственности за собственную жизнь. Молись, постись, исполняй повинности, а всё остальное за тебя решат.

Некоторые выдающиеся люди, вдохновенные, творческие натуры вели строго безбрачный образ жизни. Их имена остались в истории: Спиноза, Эммануил Кант, Сведенборг… Может быть именно благодаря такому, выбранному ими пути, они и достигли успехов, прославивших их имена. Но если быть до конца искренними, большинство из них втайне многое бы отдали, чтобы стать счастливыми отцами семейств.

Кьеркегор писал:
«Немало мужчин стали гениями благодаря девушке, немало мужчин стали героями, благодаря девушке, немало мужчин стали поэтами благодаря девушке, немало мужчин стали святыми благодаря девушке, но кто в действительности сделался гением, героем, поэтом или святым благодаря девушке, ставшей его женой? Благодаря ей он становился лишь коммерческим советником…генералом…отцом семейства».
Казалось бы, эгоизм должен губительно сказываться на семейных отношениях, но происходит всё наоборот. Человек утверждает своё эго в любви и семейной жизни. Верность своему партнёру культивирует верность и себе самому, поскольку супруги растворяются друг в друге и видят себя в другом.

Часто на сайтах знакомств можно встретить такие ответы женщин на вопрос анкеты: « Что бы вы хотели видеть в своём партнёре»?
Они, эти ответы не отличаются разнообразием: «Состоятельность, порядочность, доброта, уважительное отношение к женщине. Сама готова ответить тем же».
Это вызывает, по меньшей мере, удивление, да ещё иронию. Никакой любовью здесь и не пахнет, женщина не допускает её даже в своё сознание. Только бартер, деловые отношения, ты – мне, я – тебе.
Но ведь только в любви существует стремление дарить себя. Безусловное, безбартерное, бескорыстное стремление отдать всего себя любимому человеку. В чём же тут эгоизм?
Когда сестра милосердия из жалости, доброты, сочувствия проводит ночи у постели раненого или больного человека, она не будет возражать и переживать, если это сделает за неё кто-то другой, не хуже, чем она. Главное, чтобы этому раненому было хорошо.

Но когда ты любишь человека, для тебя не менее важно, чтобы ему было хорошо именно с тобой. Брак крепок желанием супругов делиться с другим, делиться всем, делиться самою жизнью. Но именно своей жизнью, а не кого-то другого. И в этом он заранее эгоистически ближе себе самому, чем другому.

Поэтому женщина, никогда не удовлетворится ролью не только четвёртой жены, но даже и первой. По настоящему, её может устроить лишь роль жены единственной. Многожёнство, культивируемое среди мусульман, а также некоторых других групп населения, основано на уничижительном отношении к женщине. Чаще всего женщина, воспитанная в такой среде, не замечает этого, привыкает и боится сурового наказания за нарушение традиций.
Каждый мужчина желает счастья своей возлюбленной, но суть в том, что счастье это он хочет дать ей сам, а не какой-то другой мужчина. Единственность его избранницы подразумевает также единство его самого, он не отделяет себя, своё эго от возлюбленной.
Конечно, если женщина полюбит другого, мужчина, как джентльмен, вынужден будет уступить свою невесту. Если убедится в том, что она любит именно этого, другого. Он справится с собой, со своими чувствами, он не будет устраивать сцен ревности и впадать в «комплекс Отелло».
Но природа человека как раз и состоит в том, что мужчина в любом случае будет отстаивать свой интерес (а не интерес соперника) до самой последней возможности.
Но это и есть тот самый эгоизм, который Бог вменил ему, которого он ждёт от него, чтобы человек не стал пустоцветом.
Только в супружеской любви раскрывается наша уникальность и неповторимость, так же, как и уникальность, и неповторимость другого. И только в ней раскрывается тот самый первичный эгоизм, о повелении блюсти который указано в Святом писании.

«Пусть живёт брат твой с тобой».
Опубликовано: 25.03.2020
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Владимир Волкович

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 265
Просмотры: 202, прочтения: 4
Оценки: 1 (средняя 4.0)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Эссе распадается на две существенно разные части. Я пока напишу отзыв на первый тезис.

Могу на него возразить следующее, выбирая себя, а не товарища, человек точно так же берет на себя миссию Бога. Он решает кому жить, а кому умирать.

Что касается этической части, то вопрос ведь в другом. Когда человек допускает гибель другого, как ему с этим потом жить? Развитое этическое чувство не позволит. Не случайно самопожертвование это подвиг достойный поэзии, а эгоизм выглядит жалко и не убедительно в литературном плане.

И третье: автор ловко ставит в один ряд служение обществу, служение власти, и служение воинской чести.
Между тем это три совершенно разных служения в этическом плане. Самопожертвование в первом случае, вызывает несомненное уважение, во втором — ухмылку, а в третьем — брезгливое пожимание плечами.
А ведь в жизни это действительно часто трудно различить.
Магазин на сайте ЛИ, 18.04.2020 22:27
Хочу обратить внимание на принципиальную ошибку в первом же абзаце вашего отзыва. Если человек выбирает между двумя товарищами: кого послать на смерть, а кого оставить жить, то он, действительно, принимает на себя миссию Бога. В отношении же себя, он не может так решать – он уже выбран Богом для жизни, а не для смерти, поэтому одно из первых заповедей на «Скрижалях» гласит - «Не убий». Любое убийство, (в том числе и себя) – есть нарушение заповеди, а, значит, не от Бога.
Что же касается этической части, то она в этом эссе не фигурирует потому, что создана человеками, т.е. социумом, а не Богом. Самопожертвование, как и любое жертвоприношение человеческими жизнями, не может быть от Бога. Потому язычество и прекратило своё существование практически повсеместно. Для существования же социума, который в некоторой своей части регулируется этическими нормами и лозунгами, миссия Бога затушёвывается, подменяется, а часто искореняется из сознания человеков теми, кому это выгодно. По большей части
Владимир Волкович, 19.04.2020 12:50
Да, есть над чем подумать. Один только вопрос, а мнение Бога на эту тему, мы откуда знаем. Из книг? А книги не люди ли пишут?
Магазин на сайте ЛИ, 20.04.2020 14:40
Даже если мы и знаем мнение Бога из книг (одной Книги, а не множества), и это мнение принято человеческой цивилизацией и положено в основу всех религий и правовых систем, его необходимо придерживаться. Почему? Именно потому, что оно наиболее соответствует основым принципам выживания, в том числе составляет основу общечеловеческой этики. Моральные принципы человеческой цивилизации фактически все берут своё начало в Священном Писании. Идеология, основанная на нерелигиозной – или даже антирелигиозной – морали, принесла человечеству неисчислимые беды и страдания. Если кто-то отвергает существование Бога, это не только его личное дело, в таком случае, мораль становится относительной, исчезает критерий, точка отсчёта. Всё возможно: убийства и геноцид. Отрицание абсолютной и универсальной морали приводит к утере политической свободы и установлению диктатуры.
Владимир Волкович, 29.04.2020 10:40
В спорах рождается истина, если... ее сгоряча не пришибут... )

Поэты и судьбы, вы разные слишком,
Не взвесишь любовь на весах...
Встречается чаще безусым мальчишкам
И реже, где снег в волосах.

Кому-то удачу подарит игриво,
Кому-то укажет на дверь,
За шуткою может укрыться стыдливо,
В душе затаиться, как зверь.

И все-таки меньше о ней написали
Стихов со счастливым концом,
Как видно, поэтов нередко бросали
Наяды с холодным лицом.

В поэмах немало красавиц воспето,
Чью гордость в полон не зови.
А значит - чем меньше счастливых поэтов,
Тем больше... стихов о любви.
Александр Поваляев, 25.03.2020 19:24
Спасибо, Александр!
Хорошие стихи!
Владимир Волкович, 25.03.2020 19:54
Привет... так заходи и читай...
С улыбкой...
Александр Поваляев, 25.03.2020 20:03
Рецензии
Похожие публикации
Константин Берковский: Открытое Любовное письмо, Вступление"Роман о Кате" Фагмент #1
Константин Берковский: Фрагмент романа о Кате. #4
Константин Берковский: Операция Евнух. Часть №2
Дон Боррзини: Дерьмовый кофе
Дон Боррзини: Два толстяка в одном ПАЗу
Дон Боррзини: Козлолюбка
Дон Боррзини: Плотник Герасим
Фарида Кудаева: А вдруг...
Елена Поддубская: Надежда длиною в жизнь
Магазин на сайте ЛИ: Я поступила в жизнь: о книге Виктории Габриелян «Я поступила в университет»
Магазин на сайте ЛИ: Виктория Габриелян «Я ПОСТУПИЛА В УНИВЕРСИТЕТ», рецензия М. Бушуевой
Магазин на сайте ЛИ: Самые главные вещи в жизни — это не вещи. Рецензия на книги С. Тюленева
Лили Алекс: Джулия, Джульетта и Джулиан (Рождественская сказка)
Олег Пряничников: Миртов и Савельев
Олег Пряничников: Весёлая же-же
Олег Пряничников: Ностальгия Столетина
Барамунда: Вознесение Земляного Бога
Барамунда: Когда у женщины болит голова
Барамунда: СМЕРТЬ КРАСИВА!
Барамунда: Намбер One, или Путь Козла (Пролог)
Барамунда: Бесами мучим
Ольга Глухарёва: Заметки о животных, живущих рядом с нами
Роман Михеенков: Экзистенция для балалайки с оркестром
Роман Михеенков: Варенье из диких груш
Роман Михеенков: Неоцифрованные
Роман Михеенков: Мюзет
Роман Михеенков: Орлеанская мистерия
Алекс Доков: Ироническая притча о Любви и Свободе
Светлана Тюряева: Дом с палисадником
Марина Улыбышева: Справка о гениальности
Марина Улыбышева: Лучше птичкой была бы я...
Алексей Бобров: Волшебный фонарь
Алексей Бобров: Мать королей (Ю. Крашевский)
Владимир Волкович: Прощание с любовью
Владимир Волкович: Старик и девушка
Владимир Волкович: Берегите женщин
Владимир Волкович: Танцующая женщина
Владимир Волкович: Честь матери
Владимир Волкович: Женька
Владимир Волкович: Шахидка
Ирина Луговая: Рэп
Мария ДюМа: Летящим на северо-запад
Мария ДюМа: Я молился
Мария ДюМа: Прелесть
Михаил Блат: Опыт
Марина Меламед: Сценарий мыльной оперы «Пена»
Ольга Девш: Раздевалка ярлыков
Людмила Свирская: В дождь
Людмила Свирская: Бах-бабах, или Кое-что о музыке
Сергей Фофанов: Рыба мечт
Сергей Фофанов: Случилась осень
Сергей Фофанов: Ему не за что было зацепиться
Андрей Титов: У обрыва
Андрей Титов: У обрыва ( окончание) 1
Андрей Титов: Вечеринка
Андрей Титов: Путешествие мужских туфель
Андрей Титов: День рождения
Андрей Титов: Ор (Свет)
Андрей Титов: Ор (Свет) окончание
Андрей Титов: Ангелы на тарелочках
Андрей Титов: Ошибка (начало)
Андрей Титов: Ошибка ( окончание)
Андрей Титов: Последний день отпуска
Андрей Титов: Банкир
Галина Маркус: Сказка со счастливым началом" (отрывок)
Ирина Май: Ты помнишь, подружка?
Ирина Май: Любовь и история партии (продолжение)
Ирина Май: Любовь и магия (начало)
Ирина Май: Любовь и магия (продолжение)
Олег Букач: Метель
Алексей Аистовъ: Третья новелла (продолжение)
С. В. Дорохин: Превратности душевной доброты (части 1 и 2)
Николай Толстиков: Почти святочная история
Николай Толстиков: Противостояние
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 1. Мастер Мер
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 2. Оранжевый шарик
Анири: И коей мерой меряете.Часть 1. Алька. Глава 3. Кукла Кира
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 4. Пе'тро
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 5. Родительская
Мария Солодилова: Театральная сказка
Мария Солодилова: Танцевальный дождь
Мария Солодилова: Театральная сказка - 2 часть
Мария Солодилова: Театральная сказка - часть 3
Мария Солодилова: Театральная сказка часть 4
Мария Солодилова: Театральная сказка-часть 5
Мария Солодилова: Театральная сказка-часть 6
Мария Солодилова: Театральная сказка - окончание
Новые авторы
Максим Терехов
Азад
Заказы на рецензии
Михаил Струнов
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
«Лимоны из Ментона» Александрова Татьяна
«По струнам наших душ» Юлия Соболенко
«Жизнь по крупицам» Евгений Гешин
© 2014 – 2020, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе