Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Словарь терминов
Частые вопросы
О проекте
Анонсы публикаций
Новости сайта
Примите участие в акции
Об отправке книги издательствам и критикам
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 100 махов и 500 web-литов для начала работы!
Информация
Премия "Про­с­ве­ти­те­ль": при­ем заявок до 15 мая 2018 г.
Премия "Кор­ней­чу­ко­в­с­кая": прием заявок до 15 июня 2018 г.
Премия "Бунинская": при­ем за­я­вок до 1 июля 2018 г.
Премия "НОС": прием за­я­вок до 31 июля 2018 г.
"Премия неправильной дра­ма­ту­р­гии": при­ем за­я­вок до 1 сентября 2018 г.
Осенняя поездка
А. Лентини. Осенняя поездка

Сегодня я впервые в жизни видел дерево. После двух недель напоминаний со стороны матери отец сумел выбрать свободное время и свозить нас в Бостонский Городской Центр. Мне кажется, он и сам был рад, потому что всю обратную дорогу он улыбался.

Отец часто рассказывал мне о деревьях. Они всё еще росли, когда он был ребёнком. Но уже тогда их оставалось немного: всё из-за программы урбанизации. Однако еще до школы люди в то время хотя бы раз в жизни видели дерево. Сейчас всё изменилось. Разумеется, я видел пластиковые деревья – они есть на каждой улице. Но сразу видно, что они искусственные, даже после просмотра голограмм настоящих деревьев.

А теперь, когда я посмотрел живое дерево сам, я могу с уверенностью утверждать, что пластиковые деревья вовсе не похожи на настоящие.

Утром в день поездки в доме чувствовалось волнение. Позавтракав тостами с синтетическим молоком, мы втроём поднялись на лифте-автобусе до четвертого уровня, сели на воздушный трамвай и доехали до Бруклина. Там мы спустились до главного уровня и по монорельсу добрались до междугородной станции подземки. Оттуда на поезде АА второго подуровня мы быстро добрались до Бостона. По дороге мать уже в который раз рассказала, как нашли это дерево.

Дом О'Брайенов был одним из немногих образцов деревянного зодчества, не тронутых кампанией по благоустройству, развернувшейся в Бостоне еще в начале века. Семья сумела избежать сноса только благодаря своему богатству и политическому влиянию. У старого О’Брайена не было наследников, и поэтому после его смерти дом продали с аукциона, где его приобрел Городской Центр. Когда приехали оценщики, то обнаружилось, что у дома имеется задний двор. А во дворе росло живое дерево – "дуп", так называла его мама.

Новость распространилась, и в дом стало приходить много желающих. Городские власти, почуяв прибыль, установили плату за вход и организовали рекламу. С тех пор дом стал любимым местом для туристов и экскурсантов.

В Бостоне до места нас доставило такси на воздушной подушке. Сам дом не произвел большого впечатления. Отец заплатил за вход, и в течение последующих пятнадцати минут нас водили по комнатам. Там всюду были натянут веревки, чтобы посетители ни к чему не прикасались.

Я думал только о дереве, и экскурсия по дому казалось мне бесконечной. Но, наконец, нас провели на задний двор. Он оказался большим, по крайней мере, метра три с половиной на пять. Я очень удивился, увидав настоящую траву по обе стороны тропинки для посетителей. Но травой я любовался недолго, потому что не мог не обратить внимания на дерево.

Оно росло на краю двора и было огорожено металлической сеткой. Внешне оно походило на пластиковые деревья, но на нём можно было разглядеть мельчайшие детали. И оно было живое. Давным-давно кто-то вырезал на нем свои инициалы, и было видно, как затянулась кора на порезах. Замечательнее всего был запах – свежий, живой аромат, совершенно не похожий на нечистый запах города, наполненный привкусом пыли, газов и металла. Я хотел дотронуться до коры, но мешало ограждение. Мать с отцом глубоко дышали, а на их лицах сияли улыбки. Постояли мы недолго, потому что приехала очередная экскурсия, и гид попросил нас освободить двор. Мне так не хотелось уходить, что я был готов расплакаться.

Всю обратную дорогу родители молчали, а я листал брошюру, выданную гидом. Когда я прочел, что дом О'Брайенов будет открыт только до конца года, я расстроился. На месте дома собирались построить страховую компанию.

Я молча сидел, ощупывая в кармане предмет, который я поднял с травы у живого дерева. Кажется, он называется "жолуть".
Опубликовано: 07.01.2018
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Александр Пахотин
Рейтинг публикации: 351
Просмотры: 232, прочтения: 13
Оценки: 4 (средняя 4.8)
Ваш отзыв
Ваша рецензия
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Да, не хотелось бы такого будущего - чтобы живое дерево можно было увидеть только в музее, да и то ненадолго, пока на месте музея не постоят более прибыльное здание. Очень хороший рассказ, заставляет задуматься о том что мы делаем и что имеет цену, а что нет.
Никита Гузь, 08.02.2018 12:31
Прекрасный рассказ и отличный перевод. "Жолуть" - то остался! И это дает надежды. Наверное, в это время, найти заброшенный кусочек земли, чтобы посадить его уже нет, но, может, так и начнется обживание далеких планет?
Людмила Романова, 07.02.2018 15:23
Какая грустная зарисовка будущего... не хочется, чтобы она соответствовала
реальности.
Светлана Авербух, 12.01.2018 20:00
Я надеюсь этого не произойдёт! Грустно...
Борис Влассов, 09.01.2018 16:22
Рецензии
Похожие публикации
Новые авторы
Дон Боррзини
Дмитрий Житенёв
Варвара Оленина
Галья Рубина-Бадьян
Инна Урсова-Правкина
Автор приглашает
Новые книги
Дуракам закон не писан
Миф о Женщине
Героиня романа
Дырка от бублика 2
Любимец Израиля
Время года
© 2014 – 2018, Литературное имя