Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
ИЗДАТЬ КНИГУ БЕСПЛАТНО или ПОЧТИ БЕСПЛАТНО
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Словарь терминов
Частые вопросы
О проекте
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Новости сайта
Новости сайта от 29 сентября 2018 года
Как сделать, чтобы Ваша книга продавалась в магазине на сайте
Подписка на новости:
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Друзья Гумфонда
Информация
Премия "Бунинская": при­ем за­я­вок до 1 июля 2018 г.
Премия "НОС": при­ем за­я­вок до 31 июля 2018 г.
Литературный конкурс "Кубок Брэдбери": при­ем за­я­вок до 1 сентября 2018 г.
"Премия неправильной дра­ма­ту­р­гии": при­ем за­я­вок до 1 сентября 2018 г.
Литературный конкурс "Чеховская осень": при­ем за­я­вок до 26 октября 2018 г.
Мария Солодилова - Проза: рассказы (проза о детстве, театре, семье)
Театральная сказка - часть 3
Тави уже знала мамин понедельник – они стирали, мыли скопившуюся посуду, забирали что-нибудь из ремонта или химчистки и почти не гуляли, разве только вечером, в темноте, когда мама перепишет все конспекты и вдосталь настучится на машинке.
Уже лежал тонкий снег – как сметана на горячем блине, и они гуляли – бегали, поднимая ворох листьев с едва забелёнными прожилками, звенели сосульками на деревьях, катались с горки, а потом зашли в магазин и с целой сумкой продуктов вернулись домой. Охранник всё-таки пропустил дядю Диму, хоть и забрал паспорт.
- Дядя Дима, а хочешь, я секрет скажу? – спросила Тави, когда они ехали на лифте. – Там, где соседний подъезд, можно подняться на чердак, а через чердак уже спуститься к нам. Так кошки делают. Я однажды за одной кошкой…
- Вот спасибо! А где у вас холодильник?
- Вот тут, между рамами. Ты что, не знаешь, что яйца надо постным маслом намазать сверху, а масло опустить в холодную воду, вот в эту банку?
Когда они доели хлеб с маслом и допили чай, дядя Дима так и сделал, как Тави научила, только вот потом засел за пишущую машинку и застучал вдвое быстрее мамы, притом просил не мешать. Тави и не мешала, в своём уголке под дверью обводя ручкой узоры обоев, а когда он вышел в туалет – стала смотреть фотографии в его папке – толстой такой, потрёпанной. Ещё у него маленькая штучка была такая – пейджер, и он всегда носил его с собой на поясе, а тут – оставил. В сумке у него лежал микрофон в чехольчике. И фотоаппарат был – тяжёлый, с длинным выдвижным глазом, как у улитки, только совсем сухим. Фотографии были чёрно-белые и цветные, чаще всего – какие-то люди, сцена, мокрый двор с забором… Неинтересные. А вот листочек с каплей дождя, две вишенки в снегу, крылатое облако…Фотографии складывали вместе. Доели вчерашнюю картошку, пакетиковый суп, переложенные льдинками и чесноком солёные бабушкины огурцы, а потом, когда Тави немного помогала мыть посуду, пришла мама.
- Сдала курсовую, получила зачёт, нашла в библиотеке половину книжек, когда все свои просроченные принесла, – быстро говорила мама, ошпаривая кудрявую лапшу в железной миске, чтобы она распустилась. – Только вот голодная, как волк!
- Знаем!
Дядя Дима исчез за дверью и возник с ковшиком варёных яиц, ещё позвякивающих и катающихся в струйках мелких пузырьков, уходящих вверх.
А потом – снова был театр.
В фойе у окна поставили сразу три ёлки, связав их в одну – и Тави вместе с мамой позвали украшать. Были и другие дети, и никто не баловался. Разбили всего три шарика, но Галя подмела, это же не нарочно…
- Вот бы нам такую!
- Она у нас под потолок не влезет, – смеясь, сказала мама. Домой они принесли обрубленные ветки, связали их в ёлочку, поставили в банку с водой. Игрушки делали сами – из конфетных золотисок и сухих нагуашенных макарон да ещё и мишуры развесили по стенам.
Был новый год для всех театральных детей – дядя Серёжа был котом, тётя Оля – лисой, они там поссорились, и решили вместе не приходить на день рожденья к мальчику, а потом помирились и договорились… Тётя Оля раздавала всем подарки – Тави получила мягкого тигрёнка, с которым можно спать.
«Праздник холода» - так Света называла те дни, когда по радио объявляли, что школьникам младших классов лучше остаться дома. В эти праздники на улице стояла такая сказочная красота, которой не было никакого дела до человека – всё было бело-розовое и бело-голубое, а школьная медсестра потом отпаивала горячим чаем и мягкой варежкой растирала щёки. И даже смотреть на это из-за обледеневшего школьного окна было приятно. Ни на одном предмете не проходили новых тем, потому что в классах сидело не больше пяти человек: кто досматривал утренние сны, кто уже собирался на горку. В столице зима была сырой и слякотной, но на день рождения погода преподнесла Свете настоящий подарок.
За окном была метель, и мама включила сказочную метельную музыку, которая очень понравилась Тави. Наискосок летели тучи снежинок, будто распустившиеся снежные рукава. Когда Тави жила с бабушкой, ей так хотелось поехать к маме! Но здесь мама стала совсем другая – она почти не смеялась, улыбалась редко, ремнём грозила часто, подзатыльников отсыпала густо и никуда не отпускала! Горка и песочница были уже в снегу, как в мыльной пене, а снег сыпал ещё и ещё, а мама сидит и отхлёбывет из банки пиво, будто всхлипывает. Когда мама ушла в туалет, дверь открылась – она всегда открывается и скрипит, если в неё стучат – и Тави увидела дядю Диму – с гитарой, букетиком холодных красных гвоздичек и какой-то коробочкой.
- Ну, что там? – спросила мама, когда нашла банку для цветов.
- Кипятильник.
- Как раз недавно погорел!
- Я заметил.
- Придётся ещё одну банку искать! – сказала мама и засмеялась. – А как ты узнал про день рожденья?
- А ты паспорт вместе с пропуском носишь…
И мама опять засмеялась.
Заварили в банке бабушкин чай, пахнущий летом. Травы и чаинки опускались на дно, а Тави обвела пять ладошек – сколько маме лет, а в ладошках стала рисовать цветочки, сердечки, ракушки – потому что дядя Дима и ей подарил альбом, хотя Тави родилась летом…
А утром опять остался с ней – такие теперь пошли понедельники.
Обычно «волшебник Абрам» никого не пускал на репетиции, даже Галю с её шваброй и ведром. Но однажды позвал всех, потому что был прогон. Тави пошла за Галей с Сашей – а Галя сидела возле тёти Вериной машинки, и машинка стрекотала что-то белое, воздушное – никакие не шторы и не покрывала.
- А что это?
- Любопытной Варваре на базаре нос оторвали…
Но всё-таки Тави успела разглядеть широкую белую юбку - наверно, для праздника.
Тави ждала спектакля про Буратино, но спектакль был новогодний, про то, как маленькая мышка подружилась с большим быком, и они хитростью одолели тигра. Волшебник Абрам спрашивал – что понравилось, и Тави сказала – колокольчиковая музыка. Все засмеялсь, но волшебник Абрам, не обращая внимания, продолжал – а мышка? А бык? А тигр?
- Тигр не понравился. Он же злой.
- Но без него не было бы сказки…
- Да, без него было бы всё по-другому.
С тех пор, как Света припечатала к новому режиссёру кличку «волшебник Абрам», за глаза его звали только так, а жену его из литчасти прозвали Сарой, их настоящие имена навскидку никто уже не мог вспомнить…
«Абрам» и «Сара» часто появлялись вместе – в буфете, на репетициях, в курилках, а вот прежний режиссёр, – теперь уже не главный – всё чаще репетировал в белом зале наверху, потому что балкон и сцену занимал «волшебник Абрам». И лампочки уже нельзя было уносить в пакете, приходилось выкручивать по одной и вечером раздавать всему этажу в обмен на картошку, хлеб и масло. На доске объявлений, не иначе как с подачи «волшебника», вхожего к директору, висел строгий приказ немедленно обменять старые пропуска на новые, а у Светы до сих пор не было прописки…
Однажды проскользнула просто чудом. Почему-то уже на подходе к театру Света почуяла неладное. Возле охранничьей будки собственной персоной стоял «волшебник Абрам» и громко возмущался тем, что в театр пускают кого попало, и до добра это не доведёт… Пока Игорь Геннадьевич успокаивал его, Света с ужасом думала, что к ней-то он сейчас и придерётся, как вдруг из проёма служебного коридора показался незнакомый человек – пузатый, чернобородый, с пузатой же узкогорлой бутылкой вина.
- Гин-та-рас! – раскатисто, будто бы нараспев, позвал он – и плюшевой своей походкой режиссёр подошёл к гостю с улыбкой и обнял его, как дорогого друга, будто и впрямь от этого обращения внутри «волшебника Абрама» воссиял янтарь.
- Какими судьбами?
- А я тебя везде ищу…
Они ушли куда-то наверх, в литчасть, а Света тем временем прошмыгнула к себе.
Вот уже третью неделю ей отвечали, что паспорт на прописке и скоро будет… Хорошо, мир не без добрых людей… Когда Света уходила, говорливый охранник принял ключи и как всегда, без перехода, сказал, что нашёл сегодня у Липкина такое стихотворение:
- Ты понял, что распад сердец
Страшней, чем расщеплённый атом*6.
Света слушала, как зачарованная, хотя пора было идти. Страсть Игоря Геннадьевича к поэзии знали все, но, увы, не все были его благодарными слушателями.
- Каково?! – задал он риторический вопрос. Не дождавшись ответа, продолжил - А Татьяна у Вас очень способная девочка, с ней надо заниматься… В школу готовитесь?
Света только тяжело вздохнула – Таньке ещё шесть, но летом будет семь, и за полгода вряд ли всё устроится, так что, придётся, наверно, домой везти…
- А то спросите всё-таки детсад для сотрудников, может, есть места?
- Может, и есть, но без прописки… Ещё и полисы какие-то надо заказывать… Я однажды приехала, а там закрыто…

*6 С. Липкин Очевидец
Опубликовано: 09.02.2018
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Мария Солодилова

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 818
Просмотры: 408, прочтения: 1
Оценки: 1 (средняя 5.0)
Ваш отзыв
Ваша рецензия
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Рецензии
Похожие публикации
Дон Боррзини: Жертва искусства
Дон Боррзини: Два толстяка в одном ПАЗу
Елена Поддубская: Надежда длиною в жизнь
Ирина Луговая: Рэп
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 2. Оранжевый шарик
Мария Солодилова: Театральная сказка
Мария Солодилова: Танцевальный дождь
Мария Солодилова: Театральная сказка - 2 часть
Мария Солодилова: Театральная сказка часть 4
Мария Солодилова: Театральная сказка-часть 5
Мария Солодилова: Театральная сказка-часть 6
Мария Солодилова: Театральная сказка - окончание
Новые авторы
Марина Улыбышева
Александра Саша Сашнева
Ирина Май
Андрей Коровёнков
Валерий Ржевский
Автор приглашает
Новые книги
Белеющий парус изданья
Алексей Аистов, Дежавю, Серия «ЛИ»
Александр Шапиро, «У истины в долгу» Серия ЛИ
Лео Певзнер, Там, где мы есть
Светлана Авербух, Жаль не войти в прошедший дождь, Серия «ЛИ»
Александр Доков, Агент «М», Серия «ЛИ»
© 2014 – 2018, Литературное имя