Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
ИЗДАТЬ КНИГУ БЕСПЛАТНО или ПОЧТИ БЕСПЛАТНО
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Участие в выставке ММКВЯ 2019 и премирование авторов
Список СМИ, куда доставляются книги курьером
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Дон Боррзини - Проза: иное (проза о любви, жизни, мужчине, женщине, эротике)
Пунитаялини. Гл. 25. Мужья-тёзки и филармония
(18+)

Кстати, муж первый, разбившийся военный летчик... Прелюдию о том, какой тот был хороший - красавец, спортсмен, добряк, умница, при этом наивный душою мальчишка, "практически ты" - Джо прослушивал по диагонали. Заинтересовал рассказ о брачной ночи. Итак, наконец-то парень дорвался до Хеленки, и, казалось бы, должен рьяно требовать продолжения, - натуральной реализации контракта. Но вдруг вот страшно засмущался, и она вынуждена брать инициативу на себя. "Представь себе, он оказался девственником!" - хихикала Хелена. Джо представил, но на всякий случай сказал: "А что тут такого, мало ли чего?" - "Конечно, ничего плохого, я даже прослезилась. Дала себе быстренько клятву, что у меня никого кроме него не будет!" Джо дипломатично помалкивал, кивая. И вот из неё выползло продолжение. Девственник, оказывается, "себе всю шкурку содрал". Джо подумал, что как же трогательно, - содрать о Хелен "всю шкурку", и что девственник, все же, необычный совсем был, во всяком случае, жутко терпеливый, раз дожил до такого с её помощью. "На следующий день мы пошли с ним по этому поводу к врачу". Джо удивлялся, - неужели парень не мог - до Хеленки - хотя бы дрочить, коль такой праведный; да, но какой же он правильный, если не обрезан при том? Кстати, и разница в возрасте между ними мизерная - тот всего на год Хеленочки младше.

Жили счастливо, в достатке. Потом она забеременела. Муж стал доставать насчет продолжения рода. А ей ребеночка не хотелось, хоть убей! Вот отсюда и пошли у них несчастья, как уразумел Джо. Слезы (обоюдные, наверное), скандалы с псевдоразводами, и, понятное дело, бессонные - не в лучшем смысле - ночи со всякой чертуховиной. Потом она от ребенка избавилась. Муж впал в перманентную депрессию. К тому же, Хелене что-то не слишком технично там внутри сделали, так что больше материнство ей, получается, не грозило. И однажды, летая на своей "птичке", он и провалился в финальный штопор. Вот какой холст проступал под слоями масла.

Второй - тут уж чистая случайность - оказался тоже летчиком. Очень похожим на первого, даже имя одно. (Какой кошмар). Чем тёзка отличался от погибшего, - был страшный гуляка, "скажем откровенно, распутник". (Впрочем, он еще, в отличие от первого, сын богатых родителей, что упоминалось вскользь). "И в чем выражалось его беспутство?" - недоумевал Джо. Хелена говорила, что тот мог вечером, ночью сказать: "Поехали", и они куда-то ехали и приезжали, а там уже болтались какие-то шлюшки, иногда и его сотоварищи, и он творил с девками, с нею что-то несусветное... "Или приводил шлюх и друзей домой, и кошмар сотворялся дома, что еще хуже, правда?" Джо задумчиво соглашался…

Так и стала она, видимо, по всем статьям женщиной публичной. Со всеми этими характерными: "Привет, хани. Это друзья. Да поздоровайся же с людьми, сука. Так, а теперь - разделась. Ноги расставь. Шире, шире! Так, повернись. Нагнись. Да ухватила себя за колени. Так, хорошо. Как вам, ребята, моя шлюха?!"

Или же вариант с выездом. Она с тезкой приезжает в какую-то глухомань, в лес, например. Выходят из машины, тот говорит: "Разделась, сука". Хеленочка разделась, её одежда летит в багажник. Идут по лесу неизвестно куда. Ей страшно, и одновременно она набухает предчувствиями. Ночная прохлада, хвойный бриз щекочут нагое тело, освобожденная промежность кисло мокнет от возбужденного страха. Да что там, - она, замирая, слезится и течет в предвкушении предстоящего. Но что, если у летчика всё было отрепетировано? И были они какими-то недораскрученными актрисами, актерами, ну пусть хоть и статистами шабаша, эти его распутницы, распутники? Хелена слышит позади шаги, просит идти быстрее, но тезка не хочет же терять достоинство! Он вел её под руку, а теперь цепко держит, - кругом темный лес! Вдруг набегают шлюшки, визжа и улюлюкая, бросаются его обнимать, тезка говорит: "Обнимите и жену мою, грязные шлюхи, потому как мы заждались". Нагую добычу тискают и лапают. Он щупает текущую манду, объявляет: "Смотрите, а ведь она тоже порочная шлюха. Может быть, и лесби, как вы. Из неё прямо хлыщет. Надо же, а я и не знал. Спасибо за тонкий намек, девочки". Умело вовлекает в свои непристойные игрища, а она все более распаляется. Ей отвратительно, жутко и сладко от темного растления. Появляются сотоварищи. Надо же снять этот промежный зуд каким-нибудь совершенно диким, глубоко непристойным образом? Содрогаясь, идет по женским и мужским рукам, волна похоти несет её на сучки и коряги, и вскоре Хелен уже товарищески пырят в несколько стволов и кистей, и непотребные стоны, крики и визги её мечутся во мраке, гулко отскакивая от пней, веток, стволов, и тонут в корявых дуплах. "Ужас, ужас!" – вспоминая, закатывает она глаза, облизываясь.

***
Потом Джо принялся искать работу и вскоре нашел что-то, лишь бы не сидеть дома, как какому-то жиголо. Нет, поначалу им было очень даже хорошо, тем более что он же вспомнил, что выиграл пари и она его месяц должна слушаться. Хелена была очень страстная женщина, и если бы как-то могла держаться в рамках приличия, то всё было бы замечательно. Вплоть до… Хотя, Джо иногда размышлял, мог бы он всерьез сделать ей теперь, с учетом её запущенной истории, некое предложение? Для этого надо, по-голы-вудски, практически как дебилу, припасть на колено, изобразить романтическую волнительность, притом еще идиотически-суетно хлопать себя по карманам в поисках куда-то случайно закатившегося контейнера с кольцами. Думалось, что если вдруг и разыграешь такую глумно киношную сценку, то она все равно выкинет какое-нибудь зверское коленце. Ну там, к примеру, сбросит халатик или что там на ней, заскочит голышом на его колено, да и станет взад-вперед ёрзать, как тогда на море. Что он тогда должен сказать, сделать и вообще?.. Еще беспокоил вопрос деторождения, - всё думал, что надо с этим, наконец, разобраться, сходить к доктору, хотя бы.

Поэтому и не дергался ничего предлагать, а просто таскался на работу и с работы, приходил домой (хеленкина квартирка уже почиталась домом), а там она, слава богу, и в приличном виде, как положено, а уж как дальше, - зависит по обстоятельствам. Хелена частенько говорила, что как же ему хорошо: таскается себе на работу, а она тут с ума сходит. Джо спрашивал, с чего бы сходить-то, ведь всё утряслось, кажется. Она разъясняла, что, во-первых, - его постоянно дожидается (а он отвечал, что таскается только на- и с- работы, чтобы даже чего не подумала), во-вторых, - её же в филармонии заждались, она там нужна очень, во всяком случае, настоятельно должна работать вместо отсидки под домашним арестом. Джо извещал, что никто её здесь силком не держит, и, что касается его, то он готов свалить хоть сейчас, передав бразды более достойному человеку. А "побренчать на инструменте" можно и дома, днем (она сразу же вспыхивала, что уже набренчалась, но если ему так хочется, то еще помузицирует, и летела к пианино). Потом, в филармонии она не работает, он туда недавно (почти что сегодня) заходил поинтересоваться, и они сказали, что нужно еще немного повысить квалификацию посредством упражнений, вот тогда пусть и обращается, её прослушают, или что-то вроде того. Она удивлялась: да они там с ума сошли, что ли, она же квалифицированный исполнитель. Что, на взгляд Джо, было чистейшей правдой, потому что играла она великолепно, - размашисто, чувственно, игриво, чересчур привольно даже. (Но с труппой соединять её пока не следует, пусть трудится дома, - солисткой).

***
В этих воспоминаньях и раздумьях о Хелене Джо возвращался домой, в подвал, то есть. Вокруг возлежал глухой сонный пригород, и он из всего своего списка смог закупить только продукты. Прикупил побольше рыбки, конечно - мороженой и копченой - для Ялини. Зашел, насвистывая, радостно крикнул: "Эшли, я такой рыбки наловил, - закачаешься!" Где-то прячется, что ли, дурочка? Везде обыскался, и тогда уж пошел наверх спросить Эндрю - его машина стояла подле дома, кстати – где Ялини. Когда он, постучав по гипсовой стене, прошел мимо двери в кухню и зашел в гостиную, то увидел странную безобразную картину. Спиной к нему перед мольбертом стоял Эндрю и лихорадочно рисовал что-то карандашом. Да он же рисовал Пуниту! Она стояла голая на четвереньках, прогнувшись, выпятив в сторону рисовальщика задницу. Лицом к черной кошке, которая на нее шипела. Она тоже шипела на кошку, а долбаный маляр срочно всю эту гадость, суетясь, срисовывал.

"Ты лежишь, как устрица на блюде.
Пялятся и люди, и ублюди..."*

Он быстро пошел на грёбаного художника - сделал три-четыре стремительных шага. Тот обернулся, и Джо моментально дал ему в левый глаз, сам себе удивляясь, впрочем. Живописец отлетел, сшибая мольберт, и ударился о стену. Джо сделал еще шаг, очутился лицом к лицу со вскочившею на ноги Ялини, и вдруг почему-то, просто по инерции, наверное, - заехал ей в правый глаз; как-то всё получилось хоть и сумбурно, но симметрично. Пунита тоже отлетела к стене, в самый угол. Джо с ужасом увидел вдруг интерьер гостиной, сознавая, что если бы она вскочила на ноги чуть от него левее, то могло произойти нечто страшное, - полетела бы прямо на окно и могла телом разбить стекло. Он ведь не знает, насколько прочные у этого недоделанного Эндрю окна.
---

* - Неточная цитата из стихотворения Виталия Ключанского "Дали – сон, прерванный полетом пчелы".

(Роман “Пунитаялини" опубликован в сборнике “Эротическая проза, восемнадцатый год”).
Опубликовано: 29.07.2019
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Дон Боррзини

Вид для читателей
Рейтинг публикации: < 1
Просмотры: 186, прочтения: 2
Оценки: нет
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Рецензии
Похожие публикации
Константин Берковский: Открытое Любовное письмо, Вступление"Роман о Кате" Фагмент #1
Константин Берковский: Фрагмент романа о Кате. #4
Дон Боррзини: Два толстяка в одном ПАЗу
Дон Боррзини: Козлолюбка
Дон Боррзини: Плотник Герасим
Дон Боррзини: Пунитаялини. Гл. 24. Хеленка, Хеленочка
Фарида Кудаева: А вдруг...
Михаил Н.Ромм: Любовь и кровь. «Дом Чаплиных». Санкт-Петербург, Невский проспект, 13
Елена Поддубская: Надежда длиною в жизнь
Магазин на сайте ЛИ: Я поступила в жизнь: о книге Виктории Габриелян «Я поступила в университет»
Олег Пряничников: Миртов и Савельев
Олег Пряничников: Весёлая же-же
Олег Пряничников: Ностальгия Столетина
Барамунда: Вознесение Земляного Бога
Барамунда: Когда у женщины болит голова
Алекс Доков: Ироническая притча о Любви и Свободе
Нина А. Строгая: Лерочка и Волки (окончание)
Нина А. Строгая: Война и Мир
Нина А. Строгая: Лерочка и волки
Марина Улыбышева: Справка о гениальности
Марина Улыбышева: Лучше птичкой была бы я...
Алексей Бобров: Волшебный фонарь
Алексей Бобров: Мать королей (Ю. Крашевский)
Ирина Луговая: Рэп
Мария ДюМа: Летящим на северо-запад
Мария ДюМа: Я молился
Мария ДюМа: Прелесть
Марина Меламед: Сценарий мыльной оперы «Пена»
Ольга Девш: Раздевалка ярлыков
Ольга Девш: Гиппократовая клятва -1-
Ольга Девш: Гиппократовая клятва -2-
Сергей Фофанов: Рыба мечт
Сергей Фофанов: Случилась осень
Сергей Фофанов: Ему не за что было зацепиться
Андрей Титов: У обрыва
Андрей Титов: У обрыва ( окончание) 1
Андрей Титов: Путешествие мужских туфель
Андрей Титов: День рождения
Андрей Титов: Рыжая на крыше
Андрей Титов: Ор (Свет)
Андрей Титов: Ор (Свет) окончание
Андрей Титов: Ангелы на тарелочках
Андрей Титов: Ошибка (начало)
Андрей Титов: Ошибка ( окончание)
Андрей Титов: Последний день отпуска
Андрей Титов: Банкир
Галина Маркус: Сказка со счастливым началом" (отрывок)
Ирина Май: Ты помнишь, подружка?
Ирина Май: Любовь и история партии (продолжение)
Ирина Май: Любовь и магия (начало)
Ирина Май: Любовь и магия (продолжение)
Олег Букач: Метель
Алексей Аистовъ: Третья новелла (продолжение)
Николай Толстиков: Почти святочная история
Николай Толстиков: Противостояние
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 1. Мастер Мер
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 2. Оранжевый шарик
Анири: И коей мерой меряете.Часть 1. Алька. Глава 3. Кукла Кира
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 4. Пе'тро
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 5. Родительская
Мария Солодилова: Театральная сказка
Новые авторы
Константин Берковский
Марина Эскина
Заказы на рецензии
Барамунда
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
«Во времена Саксонцев»
«Орбека», «Дитя Старого Города»
«Еврейские женщины в истории и современности»
© 2014 – 2019, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе