Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
ИЗДАТЬ книгу от 7500 руб., ПРОДВИНУТЬ И ПРОДАТЬ
+7(903) 019-0541, +7(906) 704-6873
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Участие в выставке ММКВЯ 2019 и премирование авторов
Список СМИ, куда доставляются книги курьером
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Нина А. Строгая - Проза: рассказы (проза о любви, предательстве)
Лерочка и Волки (окончание)
(18 плюс)

Плачущий август сменился плачущим сентябрем. Время ничуть не лечило. Становилось только хуже. Лерочку всё суровее забирала депрессия. Она похудела до прозрачности, похудела так, что ей было сложно устоять против мало-мальски резкого порыва ветра. На работе всё валилось из рук. Заведующий выносил выговор за выговором, и Лерочке в конце концов пришлось обратиться за помощью в специализированное учреждение. Что-то типа санатория, но в самом центре города, в тени ветвистых деревьев на одной из линий. Там руководила консультирующая в их богадельне психиатр, и Лерочку без проволочек положили в лучшее отделение.

В палате, кроме Лерочки, обитали еще три женщины, завсегдатаи заведения – задорные и матёрые. Они день за днем, во время завтрака, обеда и ужина, промеж разнообразных процедур и во время уютных перекуров с чашкой кофе на веранде при заходящем и восходящем романтичном осеннем солнце терпеливо слушали Лерочкину драму.

Однажды, вернувшись с сеанса с психологом, Лерочка застала одну из своих соседок заразительно смеющейся над листком с каким-то текстом.

– Что такое смешное читаешь? – спросила Лерочка молодую, казавшуюся ей как будто немного с другой планеты женщину.

– Поэму. Подруга подогнала сегодня. Нашла ведь где-то такое. Ну просто точно про меня когда-то. Имена даже те же. Прикольно, – улыбнулась та. – Я семь – или шесть? – лет назад здесь лежала. Страдала тогда очень. Тоже думала вены резать, примерялась уже маникюрными ножницами, дура. Хорошо, не видел никто, загребли тогда б по-серьезному.

– Можно? – это «страдала» и «вены» кольнуло Лерочку в самое сердце.

– Держи, конечно, – женщина протянула Лерочке листок.

Пришла усталая я как-то раз с работы,
Принять решила пенистую ванну,
Снять стресс, отбросить в сторону заботы..
Вдруг мозг пронзили звуки! Это - Анна...

Она звонит всегда лишь в те мгновенья,
Когда пытаюсь я в истоме пребывать,
Когда варю вишневое варенье
Или намерена с диванов пыль сдувать.

Я сплю всегда некрепко, очень чутко,
Но лишь коснуся телом о матрас,
Звонит по телефону мне Анютка,
А не какой-то пьяный пидорас!

Лишь только выберу свободную минутку,
Чтобы покрасить ногти на ногах,
Звенит звонок, на проводе - Анчутка!
Поведать хочет о своих делах!

Ее звонки в мой дом всегда желанны!
Я с радостью отвечу абоненту!
Какие же дела у нашей Анны?
В моче песок? Плохие экскременты?

А может, на питанье денег нету?
На огороде урожай побил мороз?
Болит аппендикс у моей Анетты?
Не угадали - у нее невроз!

Кто утопил ее в пучине невралгии?
По чьей вине хронический невроз?
Кто виноват? Грузин Мохнадзе Гия?
Или отец Киркорова, Бедрос?

Виновен в этом горьком катаклизме
Конечно не Филиппушкин отец!
А тот, кому поставить надо клизму -
Безмозглый отвратительный юнец!

Максим - названье злостного недуга!
Струятся слезы по моим щекам.
Зачем психически больна моя подруга?
Ведь так привыкла я к ее звонкам!

Висит мой телефонный шнур понуро,
Весь аппарат затянут паутиной..
Зачем так поступил с малюткой Нюрой
Максим, тупоголовая скотина!

Болезней в этом мире много разных:
Лишай, миома, коклюш и грибок...
Максим - свинячий потрох безобразный!
Отныне пусть холера тебе в бок!

Тебе для размышленья будет пищей
Анютин психотропный завиток,
Ответишь ты за то, Максим-козлище,
Что растоптал невинности цветок!

Неврозом изувеченная Анна
Тебе являться будет в страшных грезах!
Твой фаллос скрутится в овальную баранку,
Будешь ты пьяный или же тверезый...

Анечка, Анютка, что с тобой теперь?
Под кроватью "утка", вся в решетках дверь,
Рукава рубахи в узел на спине,
Из окошка видно пятна на луне....**

– У меня мальчик был, второй мой или пятый. Не помню уже, – продолжила рассказ инопланетянка, когда в палату вернулась еще одна их соседка, тренер по аквааэробике Галя. – Так вот, как-то, когда я на работе была, а я ночами тогда работала, как и ты, он в компании нашей на вечерине очередной без меня тусовался. Доверяли мы друг другу. Так моя подруга лепшая вилась вокруг него весь вечер, напилась страшно и совала потом на прощание в куртень записку: что, мол, всегда готова. Раскорячиться, угу.

Он переспал с ней, конечно. Несколько раз. Я ушла. Лизала раны. Год. Но год закончился – и я втюрилась снова. В нового мальчика. Мужчину. Взрослого, как мне тогда казалось. По-настоящему. Да на самом деле на кадык его, на фенечку прикольную на шее да на плечи красивые и ноги длинные запала, распустила слюни, малолетка, потекла, приключений еще сильно тогда хотелось, аж зудело все. Поехала к нему, как ты, в столицу. Он меня встретил, поселил у друга своего, журналиста, на хате. Они к нам, кстати, тогда вместе приезжали, с другом этим своим. Так та моя подруга-предательница с журналистом замутила сразу. К родителям не повез, не те отношения. Поводил везде, с тусовкой своей познакомил. А потом вдруг исчез на несколько дней. А когда вернулся, рассказал. Сначала, правда, отодрал. Как никогда феерично. А после признался, что возвращается к жене. Она пригрозила, что вены вскроет, если не вернется, да и любит он всё-таки ее сильно.

Я захлебывалась тогда, спросила: а не боишься, что я вскрою? Нет, сказал, ты же умная девочка.

Но это не самое страшное было. Я увидела ее потом, на мероприятии каком-то веселом. Хоть и повыше, и покрупнее, но как же мы были с ней похожи! Стрижка под ёжик, глаза огромные, серые, а еще – она в юбке была – щиколотки… один в один с моими.

И я бы, честно, спрыгнула тогда в Москву-реку, если бы… если бы не друг его, журналист. Я только спустя годы поняла. Вот с кем надо было. Он позвонил мне как-то, спросил просто: «Ну что, хреново, да?»

Мяукнула только в трубку. Сил не было. Неделю уже рыдала, не ела, из квартиры не выходила. Нацепила ЕГО трусы и тряслась-околевала медленно под тремя одеялами.

Он сказал, что ждет меня в метро через два часа.

Отвел в театр. На «Игру в жмурики». Потом в кино. Кино не смотрели, пили «Мартини» в баре. Рассказывал мне из журналистской жизни прикольное. Привез потом домой, там его мама – ни с того, ни с сего: «Как же на Бриджит Бардо похожа! Может, вам пожениться?» Он на нее шикнул. Сразу скрылась. Устроил потом меня в спальне, со всеми удобствами: музон, ужин, коньяк дорогой. Сам на полу лег. И хорошо ведь мне с ним рядом было. Очень, Лерушка, хорошо. И с каждой минутой все лучше и лучше. Предложила ему массаж. Он футболку снял и лег ко мне. Боже мой, как это было прекрасно! Ничего, слышишь, ничего не было. Не секс это, Лера, был. Круче. Какая-то сказочная просто нежность.

И все это время я что-то непрерывно ему рассказывала: про свои переживания, про их предательства, плакалась-жалостилась. Он слушал, шутил ласково, так, что я почти уже успокоилась, забыла того моего настоящего, и забыла же почти, да!, но вдруг – как бес какой-то – выскочила из меня дрянь. И в момент всю идиллию похоронила. Я вспомнила, что ведь он же подругу мою ждет, что уже завтра она примчит к нему с нашей родины. Примчит на каникулы – предаваться с ним блудняку-угару. И я сказала ему. Рассказала ему про тот случай с запиской, про то, что вот какая моя подруга – стерва!

Он замолчал на минуту. Потом освободился из моих объятий. И тихо и холодно выдал:

– Так это – то, что ты ее сейчас так сволочно закладываешь, – не ее плохо характеризует, а тебя.

С позором, Лера, серая, тоскливая, вернулась я тогда в наш серый тоскливый город. Много всего еще было потом. И Барс, актер, тусовщик лютый, но он – так, междометье, и Макс точно как в той поэме, и Сашенька. Сахарная моя косточка. Просто зашибенски красиво кончал. Балдел, когда я засовывала пальцы ему в… ну…

– Гы, моему тоже понравилось, но запретил сразу: никогда, сказал, больше так не делай, – хихикнула Галя.

– Он любил «Депеш Мод», «Рэйдиохед» и «Гарбэдж», «Америкэн Макги Элис»*** и «Самбуку», а еще… мы с ним на кете время от времени торчали, но однажды он кет, и меня заодно, на героин променял. А я его отпускать не хотела, оттуда ведь мало, кто возвращается… Он и не вернулся, не вышло у меня ничего… не отбила. Ладно… Знаешь, Лера, прекращай-ка ты уныние это немедленно! Совет дам. Я теперь, когда мне плохо бывает, сразу бабушку свою вспоминаю. Как она, восемнадцатилетняя, во время блокады с тетей своей, не намного старше нее девушкой, племянника-грудничка на саночках хоронить возила. В раз тогда моё пошлое сучье псевдострадание меня отпускает.

У Катюни вот сынок-экстремал на снегоходе в горах три года назад разбился, – указала на пустующую, с раскрытой, трепещущей листками на сквозняке книжкой койку инопланетянка. – Она вон как бодрится: в поликлинике в две смены прием ведет, в Чечню собирается – солдатиков шить.

У Гали мужа – он ей всю их совместную жизнь ноги целовал и, когда она после операции с почкой с одной чуть не загнулась, судна из под нее два месяца таскал, – застрелили. А она вон какая – ухоженная, подтянутая всегда, улыбается, и своих клиенток – кур расхристанных – на то же строит!

– Это потому, что я теперь живу по принципу: мужиков нужно ебать и грабить!

– Жестокая ты, Гала!

– Зато сытая!

– Вот видишь, Лера, а ты здесь из-за мудака очередного дешевого хнычешь, из-за хуя его сладкого убиваешься. Ну так ведь? Права я, Леркин?

– Но вы же тоже здесь! – возмущенно перебила ее Лерочка. – Чего тогда под капельницами и на колесах зависаете, раз сильные такие?

– Иногда, Леркин, отдохнуть надо. Иногда так накатит, даже бабушка не спасает, правда, Галя?

– Правда, Анюта.

Лерочке сделалось стыдно, ведь ее бабушка тоже пережила блокаду, но боль по-прежнему ничуть не утихала. Она задумалась.

– И никто тебе здесь не поможет, раздышаться немного дадут только. Ты всё-всё сама должна сделать. Сама должна себя в руки взять, – долетали до нее слова инопланетянки. – Не переживай, брось, Леркин. Ты ж девчонка еще совсем, к тому ж – какая красавица! Встретишь еще свое щастье в штанах, – и грустный ее, чуть хриплый смех…

********

С больничного Лерочка вышла подкрасившись и в новом коротком, приталенном халатике, решила теперь как можно тщательней маскироваться. Фальшиво, но мило и немного дурашливо улыбаясь всем встречным коллегам, всем – в сознании и без – доходягам, она прошествовала в дальнюю палату.

– Слушай, а можно уже снять всё это, а? Мне бы в туалет, – услышала она молодой и очень приятный голос.

С койки у окна, тщетно стараясь подавить смущение, на Лерочку воззрился мальчик, невероятно милый голубоглазый волчонок. «Сергей ****, двадцать лет, ночью поступил с укусом гадюки» – вспомнила она отчет прошлой смены на конференции.

– Сейчас откапает уже, – строго ответила Лерочка. Она подошла к мальчику и ускорила капельницу. – А катетер, – откинула она одеяло, – сниму, когда доктор назначит.

Мальчик покраснел и, казалось, затрясся.

– Но вставать все равно пока нельзя. Сейчас судно принесу, потерпи, – Лерочка еле сдерживала самую что ни на есть искреннюю, довольную и хищную улыбку. Сердце ее, еще минуту назад заскорузлое и чуть слышное, застучало радостно, драйвово. Она посмотрела в окно. Солнце нещадно топило, пожирало ошмётки облаков. Бабье лето обещало быть жарким.

____________________

Примечания:

*вальс №2 – имеется в виду «Вальс №2» Д.Д. Шостаковича.

**«Психическая Анна» – поэма Н. Гериной.

***«Америкэн Макги Элис» – имеется в виду компьютерная игра «American McGee’s Alice».
Опубликовано: 31.10.2017
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Нина А. Строгая

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 107
Просмотры: 1168, прочтения: 4
Оценки: 2 (средняя 3.5)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Интересное завершение истории. Мне понравилось, жизнеутверждающая - такую нужно прочитать многим молодым девушкам, да и людям.
Никита Гузь, 27.11.2017 16:08
Рецензии
Похожие публикации
Дон Боррзини: Козлолюбка
Дон Боррзини: Плотник Герасим
Дон Боррзини: Гл. 23b. Фудзияма со всеми японскими выкрутасами
Дон Боррзини: Пунитаялини. Гл. 24. Хеленка, Хеленочка
Дон Боррзини: Пунитаялини. Гл. 25. Мужья-тёзки и филармония
Фарида Кудаева: А вдруг...
Магазин на сайте ЛИ: Я поступила в жизнь: о книге Виктории Габриелян «Я поступила в университет»
Олег Пряничников: Миртов и Савельев
Олег Пряничников: Весёлая же-же
Олег Пряничников: Ностальгия Столетина
Барамунда: Вознесение Земляного Бога
Барамунда: Когда у женщины болит голова
Алекс Доков: Ироническая притча о Любви и Свободе
Нина А. Строгая: Война и Мир
Нина А. Строгая: Лерочка и волки
Нина А. Строгая: Прима
Марина Улыбышева: Лучше птичкой была бы я...
Алексей Бобров: Волшебный фонарь
Мария ДюМа: Летящим на северо-запад
Мария ДюМа: Я молился
Мария ДюМа: Прелесть
Сергей Фофанов: Рыба мечт
Сергей Фофанов: Случилась осень
Андрей Титов: У обрыва
Андрей Титов: У обрыва ( окончание) 1
Андрей Титов: Путешествие мужских туфель
Андрей Титов: День рождения
Андрей Титов: Ошибка (начало)
Андрей Титов: Ошибка ( окончание)
Андрей Титов: Последний день отпуска
Андрей Титов: Банкир
Галина Маркус: Сказка со счастливым началом" (отрывок)
Ирина Май: Ты помнишь, подружка?
Ирина Май: Любовь и история партии (продолжение)
Ирина Май: Любовь и магия (начало)
Ирина Май: Любовь и магия (продолжение)
Алексей Аистовъ: Третья новелла (продолжение)
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 1. Мастер Мер
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 2. Оранжевый шарик
Анири: И коей мерой меряете.Часть 1. Алька. Глава 3. Кукла Кира
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 4. Пе'тро
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 5. Родительская
Новые авторы
Марина Эскина
Вениамин Ленский
Заказы на рецензии
Аластрум
Автор приглашает
Новые книги
«Во времена Саксонцев»
«Орбека», «Дитя Старого Города»
«Еврейские женщины в истории и современности»
Так говорил Егор Гайдар
Жизнь номер раз
© 2014 – 2019, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе