Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
Публикация
Максим Терехов: Трудный год для Деда Мороза
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Проблемы с доступом к сайту
Простая и эффективная возможность рассказать о книге: дешево и сердито
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Сергей Пахомов - Лирика: любовная (стихи об облаках, окне, народе)
Другая жизнь
ЛЮПИНЫ

I

Переливаются люпины,
Переливаясь в облака.
Дорогой пыльною и глинной
Плетусь на свет березняка.
Не по душе мне копошенье
В богатом ягодой лесу,
Наобещал – на удивленье
Домашним гору принесу.
Но подкрадётся незаметно,
Прозрачной лёгкостью дыша,
Прохладный вечер... Тихим светом
Вспорхнёт над вечером душа.

II

Как радостно висеть на облаках!
Как сладостно витать под облаками,
У мамы на обугленных руках...

За чёрными уральскими горами
Очерчен день. Царапается кот
На чердаке. Чернила на конверте.
Берёзы почернели у ворот,
Как чёрствое свидетельство о смерти.
Округлая синюшная печать
Расплывчата, как мир перед глазами…
Со временем я стану примечать,
Какие вещи думают о маме.
В цветочках блюдце вырвется из рук!
Утюг, сопя, наедет на мизинец.
Машинка-«Зингер»… Строчек мерный стук.
А поутру на тумбочке – гостинец.

III

В стеариновом простеньком платье,
Обходя чуть заметный ручей,
Ель-молитва свечой на закате
Загорелась от спичек-лучей.

Кругозоры чешуйчатых шишек,
Вспышки белок, гирлянды дроздов…
Занимаясь над высохшей крышей,
Пламя рыщет, как роза ветров.

– Мама, если оно разгорится
До деревни, пожар неминуч!?
– Не страшись. Видишь, солнце садится
За оклады покладистых туч.

IV

Запятнан, ставлю запятую…
Снегами, шедшими всю ночь…
Лес... Ниткой на живую –
Звездой разодранная вклочь –
Дорога сшита, как учебник,
Букварь, зачитанный до дыр...
Прабабушка из печки хлебник
На стол поставила... И сыр
Овечий, пареную репу,
Толкушку, сахар кусковой...
Я к ней надолго переехал,
Болезный внучек городской.

Темнело... Выли домовые,
Лампадка таяла в углу...
От страха ножками босыми
Я поскользнулся на полу.
Под одеяло был положен,
Покрыт добавочно дохой...
Молитва... Бог: «Усни, Сережа.
Ты скоро вырастешь большой».

V

Одолеваемый страстями,
Вернулся к вечеру домой
И разрыдался в руки маме
Необъяснимою слезой:
«Я гений, мама, несомненно.
И, представляешь, по пути,
Найдя иголку в стоге сена,
Порвал рубаху на груди!»
Смеялись родственники… Строго
Взыскали бабушка и мать:
Он разбросал травы полстога
И бойко научился врать.

VI

Как брызги от камня, как пламя от кремня,
Пузырчатость белой строки –
Следы от моторки, которым не внемлю,
Листая страницы реки.

Кубышки кувшинок, назойливо-теплые.
Камыш распушился и ждёт,
Когда, проплывая сквозь заросли, хлопну я
Веслом по воде напролёт.

А небо расплывчато… Тучи размашисто
Плывут, отражаясь в реке,
И мне померещится или покажется
Фигурка в пуховом платке.

Ждала меня долго любимая бабушка,
А я всё рыбалил да грёб…
И грела в ладонях оладьи-оладушки,
Как грел я осиновый гроб.

Пока до погоста шагала процессия,
Гроб ёрзал и падал из рук…
Что дальше? От Бога плохие известия:
Ты мало любил её, внук.

VII

Лягушки-монпансье. Отзывчив голос детства.
Любимый батожок – так дедушка учил.
Медяшки карасей, которые в наследство
Я от родной реки под вечер получил.
Кругла луна-манту, ей намокать не стоит,
На скомканных лугах – помятые цветы:
Ромашки, львиный зев, анютки, зверобои –
Как отсвет детских глаз – доверчивы, просты.
Скользнули караси на дно дощатой бочки,
Я буду их кормить до осени, потом
Снесу в ближайший пруд, где лилии-примочки,
Где лебедь семенит простреленным крылом.

ДЕТСКИЕ ПРИНЦИПЫ

Имеет неправильный прикус обрывистый берег реки.
По принципу накося-выкусь – висят на крючке червяки.
По принципу шило на мыло – камыш распушил берега,
Ночного тумана кадило – из принципа: а на фига?
По принципу наискось-сикось – плывут облака. Зеленясь,
Копна, увенчавшая выкос, – из князи (по принципу) в грязь.
Гульнула дородная щука – из принципа дремлет карась.
Засунул из принципа руку я в реку, как Грека, боясь.
Навыворот-шиворот раки ужасливо пучат зрачки,
Из принципа окунь воякий позарился на червячки!
Вдруг замерло всё: шито-крыто. Из принципа вышла луна.
Хочу я новее корыто, – решила старуха одна
Из принципа. Принципиален мой выбор: не буду жаднеть!
По принципу боя без правил, где павшего надо жалеть,
Я окуня чуть поматросил и бросил (из принципа) вспять...
С лукавой улыбкою осень небрежно разгладила прядь
Берёзовой рощи. До дому, гремя оголтелым ведром,
Я шёл, ощущая истому: добро возвратится добром.

ВОЙНА МИРОВ

Мне сорок бочек арестантов наговорил вечерний плёс,
Кукушка – бой ку-ку-курантов и эхо – уходящих гроз.
Сучил ветвями спелый ветер, настырно щёлкали сучки...
Дуб в фиолетовом берете присел ручью на облучки.
Как человечен жёлудь в шляпке! Осталось спички повтыкать,
Чтоб получился голый, зябкий солдат, способный воевать.
Пух (звать соседского мальчишку), он дядю Колю упросил
В песочнице построить вышку из старых брусьев и стропил.
Соорудил окопы, пушки, упрятал знамя в лебеду.
Ему немецкие игрушки не снились в святочном бреду.
На ГДР-овской танкетке я выезжаю, как герой...
Пух растерялся (выстрел меткий): «Серёга, можно мне с тобой?»

СТОГ

Ох, и тёртый ты калач, полоротый стог!
От дождя – по лужам вскачь, в прыть, не чуя ног...
(Ты не вырастешь, как гриб, часом, до небес?)
Наудив немного рыб, я в тебя залез.
Курам на смех теремок... От роду рябой,
Попросился мой дружок Венька на постой.
Дядя Пеша-рыболов курит самокрут,
Отгоняя комаров, что нещадно жгут.
Примостились косари: бабы, мужики.
Не косить им до зари берега реки.
Перевозчик Иванов... Дождик льёт ливмя.
Отжимальщиков штанов – мокрая семья.
Рядом Зойкина рука. Видеть не могу,
Как бежит ручьём тоска по её соску.

ИЗ ОКНА

Снег... Сугробы – постояльцы глухореченской реки.
Снегири – не кровь из пальца – тихо капают, легки...
Я болею, на окошке продышав себе «глазок»,
Вижу, что гуляет кошка с мордой, словно помазок.
Дым согнулся над трубою – это посох старика,
Спят солдаты перед боем – вербы... У снеговика
Чуть погрызена морковка... Трактор тащит сенокос,
И стучит по стёклам ковко добрый дедушка-мороз.
Ветерок снимает стружку снега, месяц – в кобуре
Тучи... Вспомню про игрушки, развалившись на ковре.
Иглу (домик эскимоса), стога острая игла...
Мой бронхит такой же «острый», – тётя в белом изрекла.
Мне положены уколы, банки, капсулы и мёд...
Не дождусь, когда из школы брат расхристанный придёт.
Мамы, бабушки не видно; стрелки двигая вперёд,
Я расплакался (обидно), вслед за мною – Вальтер Скотт.

ПЕРЕВОДНЫЕ КАРТИНКИ

Стеклянный сон дождя да прибаутки снега. Начальная зима. Нет времени светлей.
Последняя листва, упавшая с разбега, печальный звездопад и эхо журавлей...
Сутулый грузовик – смешной полуботинок – на почту... Ну, и дверь! Толкну её плечом.
Мне папа обещал переводных картинок, где мальчик дверь открыл, но золотым ключом.
За стойкой – тётя Клав (чернильный чай с ватрушкой): «Избегался, милок? Заказ твой привезли».
И терем-теремок, и Карлсон, и лягушка... И ясный солнца свет за окнами вдали.
Сижу, перевожу – цветы, грибы – в альбомчик. Крестьянские друзья, пришедшие глазеть,
Беззлобно шелестят: «Везучий ты, Пахомчик». Я грушу перевёл, стараясь не краснеть.

НАРОД

Дымятся вербы у реки, частят скворцы на талой пашне…
Дробятся длинные звонки в дверь, что закрыта нараспашку.
Час расстояния настал. Жильцы уютной коммуналки
Не провожают на вокзал, но дарят, что кому не жалко.
Дал дядя Ося монпансье, Иваныч – перочинный ножик...
И завертелась карусель отъезда к бабушке Серёжи.
Москва-Бутырская – чуть свет, мой долг на станции конечной –
Бежать и выудить билет, пока отец дотащит вещи.
Стародворянской, что давно мостили пленные французы,
Автобус (кадрами кино) ползёт, кряхтя от перегруза.
Два с половиною часа – шестнадцать с гаком километров.
Но светом солнечным (в глаза) душа наполнена и ветром.
Ром-бабы плюшевых старух (в авоськах – хлебная мякина),
Чьи руки, чья усталость рук – печей потресканная глина.
Деды – окладами бород, фуражки сдвинуты на темя...
Мы были вера и народ, теперь – неверие и племя.
Вновь пересадка. Мы стоим, висим, лежим селёдкой в банке.
Часовня. Едковатый дым. И бабушка на полустанке.

АЛАВЕРДЫ

На мануальную траву прилёг во время сенокоса –
Мой сон разламывал халву и сыпался песком с откоса...
Не спичек полный коробок, когда трясёшь его над ухом,
Не стог, кренящийся на бок, отмечен звёздной оплеухой,
Звучал мой сон… Алаверды: Бетховен – «Лунная соната»
Росой оплакала цветы растерянно и глуповато.
Весёлый – на резинке – шар, какой во время демонстрации
Мне подарил сосед-клошар… И, словно муха-папарацци,
Я доставал буквально всех: Альенде, Брежнева, Фиделя,
Курсантов (Фрунзе, ВоенМех) и пуделя Эммануэля.
Увлёкшись, сдёрнул капюшон, который оказался бантом;
Кривляясь, как месье Крюшо, стал кумачовей транспаранта.
Мы вновь увиделись, учась в микрорайоне по соседству...
Мостками – в школу, через грязь, прохлюпало, как носом, детство.
Пока внезапный ветерок из туч растасовал колоду,
Мне думалось о том: кто Бог?.. Так и не выдумалось сходу.
Опубликовано: 16.12.2017
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Сергей Пахомов

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 349
Просмотры: 1377, прочтения: 6
Оценки: 2 (средняя 5.0)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Очень понравилось. Но все-таки трудно зараза прочитать такую большую публикацию.
Обитаемый остров, 17.12.2017 14:09
Спасибо. Но это часть...
Сергей Пахомов, 17.12.2017 19:48
Рецензии
Похожие публикации
Сергей Касатов: Ни при чём
Андрей Ивонин: Пейзаж в окне...
Фёдор Фатин: Рождество 2020
Андрей Муз: Народное единство
Андрей Муз: Потерянный труд
Андрей Муз: Независимость
Андрей Муз: Единство
Андрей Муз: Дед Мороз. Депрессия
Андрей Муз: Работать - по Путински!
Андрей Муз: Запоздалый ответ тов. Молчанова оппонентам
Галина Маркус: *** (затянулся этот день)
Миша Ромм: Новая Москва
Новые авторы
Александр Щедринский
Фёдор Фатин
Заказы на рецензии
Михаил Н.Ромм
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
«Будущее в прошлом» Ю. Цыбизов
«Сын Яздона» Ю. И. Крашевский
«Стременчик» Ю. И. Крашевский
© 2014 – 2020, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе