Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
ИЗДАТЬ книгу от 7500 руб., ПРОДВИНУТЬ И ПРОДАТЬ
+7(903) 019-0541, +7(906) 704-6873
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Новости проекта от 14 ноября 2019
Тэги публикаций и книг
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Владимир Смольников:
ПОДЕЛОМ...
Тамара Кошевая:
ИТАК, ОНА ЗВАЛАСЬ ТАЙМЕНЬЮ…
Константин Берковский:
Вспоминаю Карабах
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Анири - Проза: документальная и мемуарная (проза о маме, памяти, любви, мере)
И коей мерой меряете.Часть 1. Алька. Глава 3. Кукла Кира
Послевоенная Москва встретила Анну с Алькой мрачновато. Однако жизнь в городе уже кипела, возрождалась, обновлялась и Анна, выбравшись из деревни и немного окрепнув, попала в свою струю и очень изменилась. Мужчины обмирали от терпкой красоты чернявой казачки, и она быстро нашла себе пару. И в один из зимних, холодных вечеров, когда в бараке на окраине, где жили Анна с Алькой, было особенно промозгло, к обшарпанному крыльцу подкатила большая блестящая машина. И одна из известнейших московских шишек - Зам. Самого, схватив в одну руку Анин чемодан, а на другую, согнув её крепким кренделем, посадив Альку, обернулся и крикнул в прокуренную темноту комнаты:

- Ань... Не бери ничего. Там все для вас есть!

Алька сидела молча, крепко вцепившись в мощную бритую шею. У неё мерзли ноги в тоненьких баретках, в дырку на спущенном чулке неприятно задувало и хотелось чихнуть, потому что от колючей шеи и толстого уха, покрытого пушистым войлоком, пахло чем-то острым и сладким.

После этого Алька стала совсем другой. Вернее, с ней что-то происходило утром, когда няня открывала плотные золотистые шторы и раздвигала кружевной тюль. Из тоненького, стройного тельца, свернувшегося тугим клубочком на белоснежной постельке, кто-то Альку выдергивал. Выдергивал, резко, не обращая внимания на нежелание и немой протест. Алька выскакивала из своего тела и быстро пряталась за светлый комодик с нарисованными ушастыми мишками.

-Ангелина!

Резкий, неприятный голос няни, тетки с массивным туловищем и маленькой змеиной головкой в белом кокошнике (ко-кё-шнек, так выговаривала это тетка, которую велено было звать - мисс Полина) прозвучал,как удар хлыста. Алька всегда пугалась этого "Ангелина", ей хотелось посмотреть по сторонам, но потом она вспоминала, что Ангелина, это она и есть. Тогда она быстро и тоненько (как приличная девочка, а не какая-то там, деревенская рвань), отвечала - "Да, мисс Полина". Каждый раз Алька боялась сказать вместо мисс - кисс. И все же несколько раз сказала.

«Пссс, безродная», - прошипела тогда нянька, почти беззвучно. Но Алька услышала и долго думала, почему "безрогая" - это так плохо.

Ангелина чинно шла в ванную комнату, где надо было намылить руки пахучим розовым мылом, а потом смотреть, как вода, хлюпая, пропадает в дырке раковины. А потом требовалось долго драить зубы жесткой щеткой, на которой оставалась красноватая пена (у нее до сих пор болели десны). А потом до горячих щек растереть лицо грубым полотенцем (это было полезно для кожи будущих девушек).
А потом надо было есть густую и противную манную кашу с пенками и вишневым вареньем. Правда, Полина посыпала её еще и тертым печеньем, и за это Ангелина прощала каше её противность.

***
Во дворе, засыпанном снегом, дворник уже нарядил елку, но Ангелине не разрешали к ней подходить (рано, праздник ещё не скоро). Ангелина и не подходила, но Алька!
Алька, путаясь в длинных полах нарядного пальтишка, зачерпывая блестящими калошками влажный снег, улучив минутку, когда мисс, спрятавшись за крыльцо, смолила толстую папиросу, пряча её в красном кулаке, не дыша подходила к красавице. Воровато оглянувшись, она стряхивала рукавичку, отчего та повисала на резиночке, и трогала маленького блестящего гномика. А потом домик. И белочку! И морковку. Эти блестящие штучки чуть звенели от ветерка, а елочные лапы так пахли…

- Ангелина! Ангелина, я просила вас не подходить к елке. Вы непослушная девочка, и мне придется сказать вашему папе.

Алька пугливо пряталась, а тяжелая и неповоротливая от своего нового пальто, которое было тяжелее, чем она сама, Ангелина послушно лезла, как медвежонок в нарядные санки...

- Дура. Смотри, как ребенка везешь, вот дура.

Алька валялась в сугробе и щекотные снежинки, падали на щеки и от них было смешно,а по спине, колючими коготками пробегал холодок.. Сквозь искрящуюся от фонарей темноту, она с интересом смотрела, как уменьшается во вдруг поднявшейся пурге, широкая нянькина спина.

- Дядя, ну не кричите, пусть она уйдет. А я с вами тогда пойду, я не хочу с ней.

Но было поздно, злющие глаза уже буравили её, мисс Полина кричала и даже плевалась от возмущения так сильно, что Альке хотелось вытереть лицо.

- Ангелина, вы сегодня вели себя отвратительно и я все же скажу папе!

***
Огромный белый стол накрыт к ужину, так, как будто каждый вечер бывает праздник. Кружевная скатерть, тонюсенькие чашки, блестящие вилочки и ножички. Их так много, что никак нельзя запомнить, какую брать. Вон та с тремя рожками -зачем? Пирожки брать или рыбу? А тот крошечный ножик? А тот большой? Да еще вилка с двумя зубцами, острыми и страшными …
Алька пыталась сообразить, но, со страху, ничего не получалось, А ведь если перепутать, то папа так посмотрит на маму, что у Альки заболит живот и начнет щипать в глазах.

- Анна!

Папин голос режет уши и хочется их заткнуть.

- Анна! Как вам удалось, утонченной женщине, закончившей Ленинградский институт, воспитать такую дочь? Честное слово, я не понимаю, каким образом мы будем её продолжать воспитывать? Мне кажется, необходимо её отдать в интернат, там прекрасные воспитатели, они профессионалы, знают свое дело... Ангелине будет лучше, я просто настаиваю.

Слово "Интернат" похоже на забор, покрашенный зеленой краской. Алька туда не хочет и плачет, тихонько, как обиженный щенок. Она уже пробовала пометить эти чертовы вилки чернилами,и тогда, целый час стояла в углу и ей не дали ни кусочка красивого шоколадного торта с зайцами. Но это не самое страшное. Плохо, что мама, когда папа ругает Альку, становится красная и потная. И тоже плачет...

***
- Вера Игоревна! Пожалуйста, будьте построже, вчера Ангелина, при гостях, ошиблась в этюде. Вы получаете достаточно, чтобы хорошо выполнять свою работу, а не пить все время чай с ученицей.

Старенькая учительница музыки, сухонькая, сгорбленная, в нарядной блузке с жабо, старалась выпрямится, но спина не разгибалась. Поэтому Вера Игоревна смотрела на няньку снизу вверх, как собачка на хозяина, а мисс Полина противным голосом продолжала рубить слова, как топором.

- Хозяин сказал, что хочет отдать девочку в хорошую школу, там класс пианино очень сильный и её будут прослушивать. Не хотелось бы, что бы она выглядела так же жалко, как вчера. Будьте ТАК добры!
Нянька, как корабль развернулась и выплыла из комнаты.
Вера Игоревна стояла еще минуты три, потом повернулась к Альке и поправила жабо дрожащими ручками.

- Ах, Аля. Ну зачем же вы рассказываете ей про чай? Она так все неправильно понимает.

Алька не умела врать и поэтому вчера рассказала маме про то, как они, с Верой Игоревной пьют на кухне, похожей на шкатулку, черный пахучий чай с яркими кружочками лимона, из таких смешных стаканов, вставленных в серебряные штучки с ручками. Вера Игоревна угощала её печенюшками, похожими на фунтики, которые назывались "Аленки в пеленке". И еще был шоколад, с обертки которого смотрела девочка - точь в точь - Алька...
А еще с ними чай пила кукла Кира. Но про это Алька не рассказывала маме, потому что Кира - была великой тайной её маленького сердечка.
Все это она рассказывала маме тихонько, спрятавшись в ее комнате,прижавшисьс шелковому халатику, пахнувшему ландышами, только маме! Противная Полина все подслушала.
" А как было бы хорошо, чтобы Полина умерла" - вдруг подумала Алька и испугалась. "Нехорошо так думать, некрасиво, я нечаянно, больше никогда не буду, честное слово", - испуганно шептала Алька дяденьке на иконе. Она уже знала его, он был не злой и всегда помогал бабушке. Надо только правильно сказать "Отче наш иже иси на небеси".

***
… Уже час, как они занимались и Алька очень устала. У нее немели ноги, и раз в пятнадцать минут Вера Игоревна водила её за руку вокруг круглого стола с бархатной скатертью. Алька ходила медленно и старалась провести рукой по толстым кисточкам с золотыми шариками. Ей так хотелось оторвать этот шарик и спрятать его в карман.... Но как? Будет же видно. А Алька сдерживалась.
Но главное! Главное Альку ожидало в конце. Вера Игоревна, закончив урок, накрывала клавиши кружевной попонкой и останавливала надоедливый метроном. Она гладила Альку по голове и говорила -"Молодец, девочка, ты заслужила подарок!"
Глаза у нее становились хитрые и добрые, она брала Альку за руку и вела в спальню. А там....среди пышных кружевных подушек, сидела кукла. Кружевные штанишки выглядывали из-под розового атласного платьица, на полупрозрачных ножках крошечные туфельки были похожи на цветки. А ноготки на беленьких ручках кто-то покрасил красной краской. Золотые кудри вились до самого пояса. А какие в кудрях были ленты!
Ротик чудесного создания был приоткрыт и оттуда выглядывали два беленьких зубика.
Вера Игоревна бережно поднимала куклу и, в который раз, рассказывала Альке, как Киру подарил мамочке Верочке молоденький красивый лейтенант. И что он подорвал вражеский танк. А с фотографии, над кроватью, смотрел красивый дядя с вихром из под фуражки.

Ангелина аккуратно взяла Киру и на цыпочках, изо всех сил стараясь не потревожить куклу, пошла за учительницей на кухню! Теперь они будут пить чай, а Кира будет держать в ручке крохотную серебряную ложечку.

- Вера Игоревна. Я же просила вас!

От испуга Алька выронила куклу и с ужасом увидела, как крошечная ножка треснула от удара и развалилась.
Вера Игоревна побледнела, и стала быстро-быстро собирать осколки, приговаривая – « Полина, милая, мы только что закончили, просто вот одну секунду назад, поверьте,моя дорогая»
И тут Алька не выдержала. Подбежав к няньке, она замолотила кулаками по толстому крепкому животу и заячьим голоском заверещала, как раненный зверек

- Вы дура. Вы противная дура. Вы обижаете всех людей! Я все богу расскажу. Я ненавижу вас! Дура, дурра, дура.

Слезы градом хлынули из глаз, потому что нянька со всего размаху врезала ей здоровенную оплеуху.
Не замечая боли, Алька старалась поднять,совершенно обессилившую Веру Игоревну, гладила ее, как маленькую, по трясущейся голове!

И даже и не заметила, как золотистый шарик оторвался от скатерти и спрятался в ее рыжей косичке, став почти незаметным.
Опубликовано: 20.10.2017
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Анири

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 150
Просмотры: 1107, прочтения: 6
Оценки: 3 (средняя 4.7)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Продолжение интересное, правда вот часть с елкой сложная для понимание - нужно чуть-чуть проработать, а так читается легко.
Никита Гузь, 21.12.2017 11:05
Мне все понравилось, если убрать детали - может получиться сухо, академично. Удачи Вам!
Алекс, 06.12.2017 11:49
Вы прекрасно излагаете свои мысли, у вас очень тонкий чувственный стиль написания. Но ваши мемуары тяжело читать, уж очень они перегружены деталями. Рекомендую вам написать несколько рассказов на посторонние темы. У вас должно не плохо получиться.
Михаэль Фартуш, 28.10.2017 14:38
Я писала разные рассказы. Но эту повесть я должна закончить. И вы правы. Её надо сушить
Анири, 31.10.2017 20:06
Рецензии
Похожие публикации
Константин Берковский: Открытое Любовное письмо, Вступление"Роман о Кате" Фагмент #1
Константин Берковский: Фрагмент романа о Кате. #4
Дон Боррзини: Жертва искусства
Дон Боррзини: Козлолюбка
Дон Боррзини: Плотник Герасим
Дон Боррзини: Пунитаялини. Гл. 24. Хеленка, Хеленочка
Дон Боррзини: Пунитаялини. Гл. 25. Мужья-тёзки и филармония
Фарида Кудаева: А вдруг...
Алекс Архипов: Папа, не сходи с ума
Магазин на сайте ЛИ: Я поступила в жизнь: о книге Виктории Габриелян «Я поступила в университет»
Олег Пряничников: Миртов и Савельев
Олег Пряничников: Весёлая же-же
Олег Пряничников: Ностальгия Столетина
Барамунда: Вознесение Земляного Бога
Барамунда: Когда у женщины болит голова
Алекс Доков: Ироническая притча о Любви и Свободе
Нина А. Строгая: Лерочка и Волки (окончание)
Нина А. Строгая: Война и Мир
Нина А. Строгая: Лерочка и волки
Марина Улыбышева: Лучше птичкой была бы я...
Алексей Бобров: Волшебный фонарь
Мария ДюМа: Летящим на северо-запад
Мария ДюМа: Я молился
Мария ДюМа: Прелесть
Сергей Фофанов: Рыба мечт
Сергей Фофанов: Случилась осень
Андрей Титов: У обрыва
Андрей Титов: У обрыва ( окончание) 1
Андрей Титов: Путешествие мужских туфель
Андрей Титов: День рождения
Андрей Титов: Ошибка (начало)
Андрей Титов: Ошибка ( окончание)
Андрей Титов: Последний день отпуска
Андрей Титов: Банкир
Галина Маркус: Сказка со счастливым началом" (отрывок)
Ирина Май: Ты помнишь, подружка?
Ирина Май: Любовь и история партии (продолжение)
Ирина Май: Любовь и магия (начало)
Ирина Май: Любовь и магия (продолжение)
Алексей Аистовъ: Третья новелла (продолжение)
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 1. Мастер Мер
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 2. Оранжевый шарик
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 4. Пе'тро
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 5. Родительская
Новые авторы
Виталий Аркадьевич
Константин Берковский
Заказы на рецензии
Нет подходящих
рецензий
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
«Во времена Саксонцев»
«Орбека», «Дитя Старого Города»
«Еврейские женщины в истории и современности»
© 2014 – 2019, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе