Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
ИЗДАТЬ книгу от 7500 руб., ПРОДВИНУТЬ И ПРОДАТЬ
+7(903) 019-0541, +7(906) 704-6873
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Участие в выставке ММКВЯ 2019 и премирование авторов
Список СМИ, куда доставляются книги курьером
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Ольга Девш - Проза: рассказы (проза о жизни, выборе)
Гиппократовая клятва -1-
Научное открытие или удачно-громкий эксперимент, особенно эволюционное или революционный, обычно широко рекламируются в интересах общественности, приносят много пользы. Конгрессо-съезды, пресс-конференции, книга, шумиха, премии, звания, известность, деньги…
Все это ожидало господина N-ковского за дверями его клиники. Как приятно щуриться от сотен вспышек, и не знать в какой из микрофонов говорить в первую очередь! Благородная безупречная осанка, подчеркнутая белоснежным нейлоновым халатом, прекрасно смотрелась в объективе телекамер. Позолоченный скальпель, выглядывавший словно невзначай из аккуратного нагрудного карманчика, поблескивал на солнце и перекликался с изящной золотой оправой очков профессора. Сколько десятков, а может и сотен, часов простоял этот врач возле операционного стола, чтобы сейчас стать знаменитым, успешным ученым, сложно уже подсчитать. Да и в данную минуту это неважно…

***
Думая о великом, забывай о мелком. Грандиозное дело пожирает любые жертвы. Никаких комплексов, одна целеустремленность. Пожелало и Человеческая судьба оказалась впору.
Его жизнь неузнаваемо изменилась, точнее, ее изменили. Когда-то его звали Ильей. Инженер. Молодой. Счастливый. Это он потом понял, что был таким. «До»…
Музыкой особо никогда не увлекался, веснушчатого коренастого парня тянуло больше к технике, покопаться, разложить-сложить. В детстве сооружал множество непостижимых логике рационального применения конструкций из скрепок, кусков ватмана и флакончиков из-под маминых духов. Когда все мальчишки разболтано и беспокойно вступали в ряды марадон, тайсонов и казанов, зачастую от первого волнения путая приемы, Илья клеил модели авиационных птиц. Больше всего ему нравились небо и брови его девушки. Они были у нее ровные-ровные, гладкие и вразлет – напоминали два тонких ласточкиных крылышка. Он любил их целовать и мечтать о таких же идеальных крыльях для своего самолета.
… После летать запретили. Работать в конструкторском бюро авиа-инноваций стало невыносимо. Все всё знали. Переглядывались, шептались, особо любопытные нагло, с сочувственным видом, а казалось, что вот-вот расхохочутся, интересовались: не жар ли у него, и вообще как самочувствие?

«Надоели! Сам чувствую – как!»

Целый год он терпел. Был их мишенью. Привыкал к сенсационности собственного существования, грубые инородные нитки которого не стягивали рану, а разъедали. Илья закрылся дома и не выходил. Безвкусный, неуклюжий шов кровоточил.
Усталость и тошнота. С первого дня после операции усталость и тошнота преследуют его. И не понятно, что из чего вытекает: тошнит от усталости или организм утомлен рвотными позывами. Так и хотелось выплюнуть все лишнее, чужое выковырять и забыть.

«Лучше бы я умер сразу».

***
– Что со мной? Где я? – потрескавшиеся губы медленно пошевелились на бледном осунувшемся лице. Грудь перебинтована и опутана множеством проводов разного цвета и толщины. Подсоединенные к сложным аппаратам, они подсчитывали пульс и контролировали обмен веществ.
– В больнице. У вас инфаркт миокарда, пришлось прооперировать. Но уже все нормально, - седоватый врач с холодным взглядом и худощавым лицом посветил маленьким фонариком поочередно в левый и в правый глаз больного. – Организм у вас молодой, сильный, полежите несколько недель, отдохнете – и поправитесь.
– Доктор… не знаю как вас звать… - пациент часто заморгал от лучика света, сверлящего его зрачки.
– Я – профессор N-ковский, - несколько раздраженно перебил хирург, записывая в обходную карту какие-то показания кардиографа.
– Извините, профессор, а сколько это все стоит? Вокруг меня так бегают… У меня и страховки-то нет, - Илья повернул голову в бок, но тут же поморщился от боли. Две медсестры молчаливо и умело суетились возле капельницы.
– Не волнуйтесь, все за счет клиники. Не думайте о таких пустяках. Главное, скорее набирайтесь сил. Нас ждет великий успех!
Глаза N-ковского фанатично заблестели, тонкие губы растянулись в торжествующей улыбке.

***
Перед выпиской Илью осмотрел целый консилиум. По переполоху в клинике было понятно, что семь почтенных старцев в белых халатах, которые гуськом важно ходили за триумфатором N-ковским, сплошь академики и светила науки. Россия всегда славилась хирургами. Или мясниками… Путаю постоянно.
Послушного пациента крутили из стороны в сторону, простукивали, прослушивали, пальпировали. Илья удивлялся такому пристальному вниманию к себе. Он же, как все, жив и уже почти здоров. Но почему эти волхвы от медицины смотрят на него, словно на инопланетянина, недоверчиво кивают и вполголоса повторяют: «Этого не может быть!»? За что такая честь?

– Я думаю, вам пора узнать… - профессор N-ковский прохаживался по своему просторному кабинету.
– Что узнать, Петр Кириллович? – весело спросил Илья. Сегодня его наконец выписывают, и он в отличном настроении пришел попрощаться с человеком, спасшим ему жизнь.
– Вы, наверно, ощущаете себя иначе, чем до болезни?
– Ну, конечно! Не каждый же день инфаркт меня хватает, - улыбаясь, сказал больной.
– Это так-то оно так… Но больше никаких побочных эффектов не заметили? – N-ковский сел за большой отполированный стол напротив Ильи, и внимательно посмотрел на него.
– Эффектов от чего? Вы о чем, профессор? – изобразив встревоженное выражение лица, шутливо прошептал пациент, с заговорщицким видом он придвинулся поближе к столу, наклонив на две передние ножки стул светлого дерева.
– Я должен вам сообщить, что теперь вы не совсем обычный человек, – N-ковский говорил медленно, словно выполнял скучную повинность. – Теперь вы – феномен науки.
– Я феномен? С чего бы это? Я не понимаю…
– И я не понимаю, как ваш организм так легко принял второе сердце!
– Что-что принял? Второе сердце?! Вы шутите?!! Такого быть не может! – Илья отпрянул от довольного лица профессора, и стул громко стал на свои четыре.
– Нет ничего невозможного! Я это сделал!!! Подсадил тебе второе сердце! И оно прижилось! Отлично работает! Это прорыв в медицине! Науке! Я даже не ожидал, что ты выживешь, – N-ковский начал возбужденно жестикулировать, на скулах выступили красноватые пятна.
– Нет-нет. Это нереально… Вы меня разыгрываете! – охрипшим голосом проговорил Илья. Он побледнел, инстинктивно правая рука потянулась к груди, пальцы дрожали и цеплялись за незатейливый свитер, как за последнюю надежду.
– Мой мальчик, нет ничего невозможного для человеческого гения! Я смог переспорить природу! Почему дано два глаза, два уха, руки и ноги, почки, легкого, даже две ноздри! Мозг состоит тоже из двух полушарий! А почему сердце одно? Без него ж никак! Несправедливо!!! Теперь же сердечные болезни, самые смертоносные по статистике, не страшны. Бета-сердце становится дублером износившемуся врожденному органу, уменьшает нагрузку на него, и это легче принимается организмом, чем трансплантация. Два сердца – это грандиозный шаг вперед в науке! Правда, и печень еще в одном экземпляре…
Профессор увлеченно тараторил, подхватился, промерял помещение размашистым шагом. На оглушенного своим голосом мужчину не обращал внимания.
– Кто вам давал право делать ЭТО без моего согласия? – Илья отчеканил каждое слово.

(продолжение...)
Опубликовано: 06.12.2017
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Ольга Девш

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 288
Просмотры: 912, прочтения: 3
Оценки: 1 (средняя 5.0)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
И что же дальше? Очень необычный и интересный стиль изложения, погружающий в пучину сопереживания главному герою.Вот только оборвалось всё на самом интересном месте.
Михаэль Фартуш, 21.12.2017 16:22
Благодарю, Михаэль!
Добавила вторую часть.
Ольга Девш, 21.12.2017 16:48
Рецензии
Похожие публикации
Дон Боррзини: Два толстяка в одном ПАЗу
Дон Боррзини: Пунитаялини. Гл. 24. Хеленка, Хеленочка
Дон Боррзини: Пунитаялини. Гл. 25. Мужья-тёзки и филармония
Магазин на сайте ЛИ: Я поступила в жизнь: о книге Виктории Габриелян «Я поступила в университет»
Марина Улыбышева: Справка о гениальности
Марина Улыбышева: Лучше птичкой была бы я...
Алексей Бобров: Волшебный фонарь
Алексей Бобров: Мать королей (Ю. Крашевский)
Ирина Луговая: Рэп
Марина Меламед: Сценарий мыльной оперы «Пена»
Ольга Девш: Раздевалка ярлыков
Ольга Девш: Гиппократовая клятва -2-
Сергей Фофанов: Ему не за что было зацепиться
Андрей Титов: Ор (Свет)
Андрей Титов: Ор (Свет) окончание
Андрей Титов: Ангелы на тарелочках
Галина Маркус: Грустная сказка
Ирина Май: Любовь и история партии (продолжение)
Олег Букач: Метель
Николай Толстиков: Почти святочная история
Николай Толстиков: Противостояние
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 4. Пе'тро
Анири: И коей мерой меряете. Часть 1. Алька. Глава 5. Родительская
Мария Солодилова: Театральная сказка
Новые авторы
Константин Берковский
Марина Эскина
Заказы на рецензии
Барамунда
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
«Во времена Саксонцев»
«Орбека», «Дитя Старого Города»
«Еврейские женщины в истории и современности»
© 2014 – 2019, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе