Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
ИЗДАТЬ КНИГУ БЕСПЛАТНО или ПОЧТИ БЕСПЛАТНО
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Новости о конкурсе «Шанc». Книга бесплатно
О смягчении правил и продаже книг
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
БОРЮН
рассказ

На судне царила пугающая, непривычная тишина.
Главный дизель, сердце любого корабля, продолжал свою смертельную забастовку. Реанимационная бригада машинной команды, возглавляемая стармехом, раз за разом терпела неудачу. Между тем, дикие скалы ирландского побережья были уже хорошо видны без всякой оптики.
То утихая, то поднимаясь с новыми силами, шторм неумолимо нёс неуправляемую и накренившуюся на подветренный борт рыбацкую посудину к прибрежным камням. Шпангоуты траулера жалобно стонали под напором стихий воды и ветра. Словно беспомощная жертва под палаческим бичом, эти судовые рёбра издавали настоящие вопли при особо чувствительных ударах волн.

***
Провидение всё же решило пресечь суицидальные намерения старого рыбацкого корыта. К полудню прекратился шторм, и, избавившись от ветрового крена, «Ореховск» встал на ровный киль. Вскоре заработал главный двигатель. Кстати, настоящую причину его внезапных забастовок машинная команда во главе с дедом так и не нашла. Просто настроение у старого дизеля поменялось. Захотел, встал. Надоело стоять, заработал. Без объяснения причин. После обеда старпом Никита подозвал Мишку:

— Давай-ка, третий, бери боцмана. И дуйте оба в нижний морозильный трюм. Проверьте, как там наш груз. Пока мы потонуть готовились — не до того было, хотя в трюме грохотало здорово. После шторма и таких кренов, что у нас были, вряд ли там порядок.

Под «нашим грузом» Никита подразумевал не только плачевные тридцать пять тонн тихоокеанской мороженой ставриды — всю выловленную за два месяца рыбу, но и последнюю «завидную добычу» Ореховска — мёртвое тело с чужого траулера.

Тридцатикилограммовые ящики с рыбой находились в носовой части. Если бы трюм удалось заполнить до отказа, на все шестьдесят пять тонн, то за груз можно было бы не беспокоиться. Однако теперь, при частичном заполнении, в трюме оставалось свободное пространство. Обычно такие пустоты заполняли неиспользованной картонной упаковкой.

Однако щедрый капитан Баринов, несмотря на возражения старпома, отдал всю тару на другой траулер. В качестве «алаверды» Адольфыч принял на борт деревянный ящик с покойником. Произвёл, так сказать, адекватный обмен. Так что грузу в полупустом трюме было где разгуляться, особенно при той дикой штормовой качке, что недавно приключилась с «Ореховском».

— А я ведь знавал покойного, — рассказывал боцман Саныч, пока они с Мишкой шли к трюму.
— Боря Борюн его звали. Мы с ним на одном траулере рыбачили, к Медвежьему за треской ходили. Да вот беда, запоями страдал мужик. Видать, от того и помер. А ведь нормальный был хлопец, весёлый и смешливый. Бывало, всё анекдоты травил. Сам рассказывает, и сам же смеётся, заливисто так, словно дитя малое. Говорят, после захода в Панаму неделю не просыхал, вот сердечко и не выдержало.

Толстый Саныч первым протиснулся в горловину нижнего трюма. После громкого сопения, пока Саныч спускался по вертикальному железному трапу, снизу последовала длинная непечатная тирада.

— Ну и бардачина, твою маман! — рокотал густым басом боцман. — Убью трюмного!
Хотя он тут при чём? Теперь весь груз размораживать и переупаковывать надо!

Мишка спустился в трюм, где открылась неприглядная картина. Несколько сотен ящиков с рыбой были разворочены и разбиты во время штормовой качки, остальные лежали беспорядочными кучами. Отдельные десятикилограммовые плиты мороженой рыбы, горками и по одному, валялись по всему трюму. Но самая большая и жуткая неприятность ожидала Саныча и Мишку в кормовом конце трюма. Здесь у переборки крепко принайтовали деревянный короб с телом несчастного электромеханика. Ящик-то находился на месте, да только трупа в нём не было. Боковую стенку временного гроба напрочь, словно ледяные снаряды, выбили ящики со ставридой. Они прилетали сюда из носовой части трюма, во время особенно резкой и сильной продольной штормовой качки.

Стали искать покойника. Он нашёлся неподалёку, в ворохе рваного картона и кусков мороженой ставриды. Тело было тщательно завёрнуто в похожую на парусину, грубую серую ткань. С первого взгляда Мишка и боцман поняли, что с трупом что-то не так. Там, где должна была располагаться голова, темнела сизая впадина. Боцманским ножом, стараясь не задеть покойного, Саныч аккуратно взрезал плотную дерюгу.
То, что увидели боцман с Михаилом, не забудется ими до конца дней. Белое, как у самой смерти лицо, тёмные провалы глазниц, под полуприкрытыми синими веками налитые чёрной кровью глазные яблоки. Это жуткая маска была плоской, словно портрет, нарисованный плохим художником. От мощного удара нос покойного погрузился внутрь черепа, замороженные губы расплющились. Мертвый моряк скалился на своих живых коллег ровными рядами блестящих металлических коронок.
Саныч побелел лицом и, помянув Господа, неумело перекрестился — слева направо.

— Эх, Боря, Боря! — чуть слышно пробормотал он.

***

На второй день стоянки в Мурманском рыбном порту, только лишь «Ореховск» с помощью двух буксиров оттащили на швартовку к причалу, Мишку отпустили, наконец, на отгулы домой, в его мурманскую квартиру. После развода с женой и её отъезда вместе с шестилетней дочкой к новому супругу в Москву Мишка жил бобылём. Чаще всего, бывая на берегу между рейсами, он тупо болел душой, тоскуя по дочери. Вот и на этот раз вместе со своими задушевными корешами, бывшими одноклассниками, а заодно соседями по многоквартирному дому, Саней и Витей, Михаил пил «горькую» пять дней кряду.

Саня и Витя были готовы продолжать свой алкомарафон. Тем более за счёт Мишки. Однако Михаил после беспрерывного пятидневного запоя нашёл в себе силы остановиться.

***

Михаил присел на постели и почувствовал, что мочевой пузырь переполнен.
«Ничего себе, — удивился он. — Каким только чудом я не напрудил в постель во время своей пляски святого Витта?»

Повинуясь «зову природы» и дрожа от слабости, Михаил опустил босые ноги на пол. Он слишком резко поднялся и тут же рухнул обратно, в постель. Потолок над головой начал вращаться со скоростью лопастей взлетающего вертолёта. Отлежавшись немного, Мишка повторил попытку, но на этот раз с осторожностью и медлительностью столетнего старца. Ему удалось успешно доковылять до уборной и даже справить малую нужду без промаха мимо цели.

Обречённо сутулясь, Миша вернулся в гостиную. Стащил со своей кровати влажные простыни и, убедившись, что матрас тоже не слишком сух, с трудом перевернул его на другую сторону, словно центнер веса поднял. В квартире было душно. Михаил поплёлся к окну, чтобы открыть его. Ему понадобилось значительное умственное усилие, чтобы понять, что это окно, словно отлитое из чугуна, не открывается внутрь, а сдвигается в сторону, скользя на дюралевых планках. Так или иначе, окно было открыто. В гостиной стало хоть немного, но прохладней. Измотанный непосильной работой, Миша смог вернуться в постель. Он прилёг, расслабился и даже начал дремать, но тут через открытое окно с улицы до него донёсся голос:

— Миша! Миша! Ты слышишь?

— Господи, неужели? Нет, не хочу! — сквозь стиснутые зубы в отчаянии забормотал Михаил.

— Миша! Миша! Не бойся!— звал голос за окном. — Это Борюн!

— Какого дьявола?! Какого долбаного чёрта?! — вдруг разозлился Михаил и мысленно передразнил адский голос: — «Миша, не бойся! Это я, Борюн»!

Действительно, странно опасаться размороженного ожившего мертвеца. Такого масечку! Такого лапулю! Нет! Нет! Это всё происходит в моей больной голове! Я трясусь как заяц от страха, из-за собственных фантазий, грёбаных белогорячечных галлюцинаций!

Собрав в кулак жалкие остатки воли, Миша заставил себя подняться с постели и подойти к окну. Он молитвенно и горячо надеялся, что никого не увидит на ночной улице. И правда, за окном было пусто. Вышло из облаков и засияло в небе ночное светило — круглая, пористая и желтоватая, как лаваш, огромная луна. Михаил собрался было перевести дух. Но тут, объятый новой волной ужаса, почувствовал, что в комнате кто-то есть. В ноздри пахнуло жжёной бумагой и прелыми листьями. Миша вновь каким-то чудом взял себя в руки и даже решил задать вопрос тому, что находилось сейчас с ним в одной комнате. Однако Мишу опередили.

— Что тебе от меня надо? — печально и устало поинтересовался голос за его спиной.

Волосы на многострадальной Мишкиной голове зашевелились и поднялись дыбом. Именно этот вопрос должен был прозвучать в освещённой неверным лунным светом комнате. Вопрос прозвучал, но только не от Михаила. Он продолжал стоять, судорожно вцепившись в нижний оконный створ, не в силах пошевелиться или, тем более, подать голос. Воля окончательно покинула Мишку, сейчас ему хотелось одного — сдохнуть, сдохнуть и ещё раз сдохнуть. Умереть мгновенно и немедленно. Только бы ничего этого не видеть, не слышать и не чувствовать…

Прошло значительное время, прежде чем Михаил смог разлепить пересохшие губы.

— Ты здесь, Борюн? — просипел он почему-то через левое плечо.

— Да! — коротко ответили Михаилу.

— Что тебе от… — начал было Миша, но осёкся. — Чего ты от меня хочешь? — поправился он.

— Я ничего. Это ты меня позвал! — с ноткой удивления отметил невидимый Борюн. — Зачем ты меня потревожил?

Внезапно Михаила охватил истерический гнев. Он резко, всем корпусом развернулся на голос, звучащий за спиной. В полумраке, в ветхом кресле у стены маячила сгорбленная фигура. Существо было завернуто в мешкообразную хламиду. Лицо призрака укрывало подобие рваного капюшона.

— Я тебя не звал, тварь! — собирался проорать Михаил, но из его глотки вырвались лишь какие-то сиплые хрипы.

Миша сполз на пол и, привалившись к стене под окном, зашёлся в приступе сухого надрывного кашля. Только лишь он успокоился, как призрак в кресле засмеялся. Заливисто, звонко и заразительно, словно ребёнок. Солнечный, да нет, скорее лунный смех в глухой тоскливой ночи. Адская пародия на веселье. Не радость жизни звучала в нём, а радость смерти. Инфернальные звуки мертвящим холодом достигали самого дна Мишкиной души.

— Да нет, Миша! Это я тебя не звал! — отсмеявшись, с явной иронией в голосе продолжил Борюн. — На что ты мне сдался? Вот и боцман Саныч, знакомец твой по «Ореховску», подтвердит. Он уже сутки, как того… неподалёку. Позвать его?

— Не надо! — только и сумел прохрипеть Миша.

— Ха-ха-ха! — вновь зашёлся своим «лунным» смехом призрак. — Ну не надо, так не надо. Только вот что. Если в следующий раз упьёшься до «белой», меня не зови.

— Да к чему это всё? Ясно же, что жизнь моя накрылась! — оплакивая себя, заныл Мишка. — Да и сам я законченный алкоголик. Вот, до тебя и белой горячки допился!

— Дурак ты, а не алкоголик! — буркнул из кресла Мишкин собеседник. — Драка у тебя в душе, серьёзная драка! Твой ангел-хранитель с твоим же личным бесом схватились… Пока что нутро у тебя крепкое, здоровое, но водку больше не пей, не твоё это…

Невероятно, но шизоидная беседа с покойником начала действовать на Мишу успокаивающе. Волны страха притихли, и Михаил даже почувствовал любопытство.

— А про дочку мою откуда знаешь? — робко вопросил он.

— Я знаю всё, что знаешь ты! — был ответ. — И ещё больше, чего не знаешь!

***
— Мужики, скорую вызывайте. Заболел я, «белая» у меня, — опустив глаза в пол, глухим голосом попросил Михаил открывших ему дверь опухших соседей-собутыльников.

Специальная неотложка приехала быстро… Михаила погрузили в скорую, пристегнув поперёк груди ремнями к носилкам.

На входе в приёмный покой областной психиатрической больницы Михаила встречала восторженная смешанная толпа, состоящая из медработников, обслуживающего персонала, а также наиболее адекватных пациентов. Мише бурно рукоплескали, в его честь произносили пышные здравицы. Он же только смущённо улыбался с носилок и скромно помахивал свободной от ремней половиной кисти.

В приёмном покое Мишку переправили на больничную койку. К нему подошёл врач в белом халате и с чёрной с проседью бородой. Взглянув на Михаила, доктор по-доброму печально улыбнулся и спросил:

— Ну что, дружище, заболел?! Ты же молодой парень! Не рано тебе до белой горячки упиваться? Рассказывай, как же ты дошёл до жизни такой?
Опубликовано: 13.02.2020
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Владимир Гораль

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 157
Просмотры: 97, прочтения: 5
Оценки: 2 (средняя 5.0)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
А это конец? Или продолжение будет? Мне понравилось, прочитал на одном дыхании. Единственное что резануло это "под палаческим бичом". Не уверен, что есть такое слово "палаческий". Ну, видимо, есть, только звучит не очень складно. "бич палача" куда лучше. Впрочем, это придирки.
Миал Ахор, 26.02.2020 10:20
Спасибо за отзыв, Михаил! На самом деле этот рассказ переделка одной из глав романа Дом отцов. Книга первая этого романа Эмигрант выложена на сайте ЛИ. Главный герой тот же, что и в рассказе Борюн, Михаил Неелов. Роман Дом отцов написан мной по следам впечатлений первых лет после репатриации в Израиль...
Владимир Гораль, 26.02.2020 11:20
Очень интересно. Надо будет как-нибудь почитать. А еще что-то из этого Вы выкладывали?
Миал Ахор, 28.02.2020 00:12
Зайдите на мою страницу сайта мои книги: http://litname.ru/usr_kng.htm
Там все книги и аннотации. Буду рад обсудить прочитанное.
Владимир Гораль, 28.02.2020 13:18
Вы бы не поленились и добавили бесплатный фрагмент. Есть же такая возможность!
Миал Ахор, 29.02.2020 13:26
Погуглите, Миал, "Дом отцов", а после смотрите буктрейлер книги и читайте на здоровье... Легко, просто, бесплатно и, даже, с картинками)). Жду Ваших впечатлений...
Лучше здесь https://litnet.com/ru/book/dom-otcov-kniga-pervaya-emigrant-b32906
Владимир Гораль, 29.02.2020 13:41
Мои оба браузера блокируют этот адрес.
Миал Ахор, 11.03.2020 15:07
Ну у меня же не блокируют... Дело, скорее всего, в настройках блокираторов. Они блокируют не только рекламу, но и незнакомые сайты. Попробуйте отменить персональную блокировку сайта...
Владимир Гораль, 11.03.2020 18:18
Хорошо написано!! Чувствуются и знание предмета и хороший литературный вкус.
Алекс, 14.02.2020 11:27
Спасибо за оценку моего лит.вкуса и за "знание предмета" тоже, Алекс!))
Владимир Гораль, 14.02.2020 11:45
Всегда к Вашим услугам, Владимир!
Алекс, 14.02.2020 15:49
Рецензии
Похожие публикации
Новые авторы
С. В. Дорохин
Владимир Волкович
Заказы на рецензии
Нет подходящих
рецензий
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
Чистые фужеры
Чёрные вдовы
«Светлейший...»
© 2014 – 2020, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе