Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
Заработать 5000 махов в конкурсе "ОТЗЫВ-ЧЕМПИОН"
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Анонсы публикаций
Галья Рубина-Бадьян:
Попытка
Магазин на сайте ЛИ:
Утерявшие в себе атлантов. О сборнике Владимира Козырева
Александр Нартов:
Памяти Курска
Ещё анонсы
Новости сайта
Новости ноября 2018
Как сделать, чтобы Ваша книга продавалась в магазине на сайте
Подписка на новости:
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Друзья Гумфонда
Информация
Литературный конкурс "Рус­ский По­эт": при­ем за­я­вок до 27 де­ка­б­ря 2018 г.
Конкурс рецензий "Пи­шу о те­а­т­ре": при­ем за­я­вок до 1 фе­в­ра­ля 2019 г.
Конкурс эссе "То­ч­ка ро­с­та": при­ем за­я­вок до 1 ап­ре­ля 2019 г.
Творческий конкурс "В за­щи­ту оке­а­нов": при­ем за­я­вок до 17 ию­ня 2019 г.
Всероссийский конкурс "Юный сле­до­ва­те­ль": при­ем за­я­вок до 15 де­ка­б­ря 2018 г.
Уроки благородства
Что такое – благородство, я поняла на примере своего одноклассника, Бори Бернгардта. Голубоглазый, белобрысый, он родился в семье немцев Поволжья, высланных в Сибирь во время войны. Класс у нас был многонациональным – татарка Роза Бикбулатова, латышка Фая Рантэ, кореец Васька Жога, китаянка Люся Юн-Чан-Фа, не считая украинцев, белорусов и прочих потомков всяческих врагов народа, обосновавшихся в старинном Ачинске. Так что национальностью никто никого не попрекал – все равно что цвет волос – неотъемлемое свойство личности, никого не волнующее.

Точно так же никого не волновал статус родителей: учились в нашем классе и дочь второго секретаря горкома партии, и сын директора мясокомбината, и дочь начальника аэродрома, но старостой класс упорно избирал Розу Бикбулатову, живущую в крошечном домишке с земляным полом. Мы бывали у нее в гостях на улице Урицкого, где жили ссыльные крымские татары, и с удовольствием наблюдали как Роза воспитывала своих младших братьев и сестренок. – твердой рукой, справедливо и любовно, так же, как и подопечный класс.

И все-таки Борька отличался от наших мальчишек чем-то неуловимым – прямой спиной, развернутыми худенькими плечами, спокойствием в любых ситуациях. Военные бы сказали – выправка… Мы говорили – рыцарь. Его не надо было просить о помощи, он как будто случайно оказывался рядом и разруливал ситуацию легко и невозмутимо, словно это ему ничего не стоило.

Вот, например, осенний вечер. По темным узким улочкам устало плетется группа активисток седьмого А класса. После уроков отправились собирать макулатуру. Парни сие мероприятие высокомерно проигнорировали. Металлолом – еще куда ни шло, а с бумажками возитесь сами. Да мы и без них справились. У каждой по связке газет, оберточной бумаги, старых журналов – план выполнили, но теперь этот план надо доставить в школу. И как назло, на одном из перекрестков на нашем пути вырастает шайка хулиганов и с самыми недружелюбными намерениями поджидает растерявшихся девиц. Что делать? Бросать макулатуру и удирать врассыпную? Или смело идти вперед и крыть парней лозунгами, как в стихах у Эдуарда Асадова? Ой, да не верится, что поможет…

И вдруг откуда-то из-за наших спин возникает фигурка Борьки Бернгардта, в стареньком пальто, обтерханных брюках, ботинках далеко не первой молодости. Не особо внушительная, так скажем, фигурка. Тополек наш в красной косынке против рощи кряжистых дубов. Наверное, шел поодаль, сопровождая девчонок на всякий случай. И вот идет спокойно к этим дубам и что-то негромко им говорит… Мы его тираду не расслышали, но парни расступились, двое или трое самых внушаемых подхватили тяжелые связки и с таким почетным караулом доставили нас во двор школы. На прощанье посоветовали бежать домой и уверили, что никакая сволочь нас не тронет… Что Борька им сказал, так и осталось тайной.

Школьный новогодний бал. Я изображаю принца – кудрявая голова, бумажный воротник, пышные короткие штанишки и игрушечная сабля. Развлекаюсь от души, встаю на одно колено перед одноклассницами – Вы так очаровательны, дорогая Снежинка… В самый разгар веселья кто-то из мальчишек в маске волка отбирает у меня оружие и скрывается в неизвестном направлении. Праздник сразу потемнел и угас… Саблю я украла у младшего брата, сам он к ней и прикоснуться бы не позволил. И какое теперь будет горе, если она пропадет! Сутулясь и чуть не плача, бреду по залу… Надежда на то, что кто-то просто пошутил и отдаст игрушку, тает с каждой минутой…

Борька появился, как всегда, ниоткуда. Только что его не было – и вот стоит передо мной, как лист перед травой, протягивая мою пропажу – золотую сабельку в голубых ножнах.

Так и спасал меня и подруг этот молчаливый спокойный мальчик – в школе, на городском катке, в парке, везде, где мог вмешаться и помочь…

Но ярче всего я помню урок правды. Были у нас тогда дурацкие классные часы, когда школьники с упоением говорили правду друг о друге по очереди. В тот, последний раз класс обсуждал Валю Хромову, строгую стройную девочку, дочь инструктора горкома партии. Инструктор – это ее мама. Отца не было. Лицо у Вали бледное, в прыщах, нос уточкой, небольшие серые глаза. Не красавица. Но и не аутсайдер, умеет за себя постоять, учится хорошо, и нос при этом не задирает. И все бы обошлось обычным – «нормальная девчонка», если бы не поделилась Валя с одной из подруг своей тайной. Хотя есть такие тайны, которые сердце разорвут, если держать в себе…

Обсуждение уже подходило к концу, когда подруга не вытерпела и решительно подняла руку.
- Ну, раз мы должны говорить правду, то я не могу молчать. Мне Валя сказала, что она не любит свою маму.
- Бывает, - попыталась смягчить неожиданное разоблачение мудрая староста Роза. – Мало ли, поругались… Обиделась… Не наше это дело.
- Как это не наше? – возмутилась обвинительница. – Да вы у нее спросите! Она свою мать просто ненавидит!
- Правда, Валя? – мягко спросила Роза.

Валентина встала из-за парты, обвела одноклассников хмурым взглядом, плотно сжала бледные губы и кивнула.

Класс заволновался.

Кто-то спрашивал: «За что?», кто-то удивлялся: «Как можно? Это же мама!»

- Валя, давай я тебе прочитаю обращение Олега Кошевого к матери, предложила отличница Наташа Шевченко. – Слушай: «…больше всего, на веки вечные запомнил я, как нежно гладили они, руки твои, чуть шершавые и такие теплые и прохладные, как они гладили мои волосы, и шею, и грудь, когда я в полусознании лежал в постели. И, когда бы я ни открыл глаза, ты была всегда возле меня, и ночник горел в комнате, и ты глядела на меня своими запавшими очами, будто из тьмы, сама вся тихая и светлая, будто в ризах. Я целую чистые, святые руки твои!».

Читала этот отрывок Наташа наизусть, совсем ведь недавно проходили «Молодую гвардию», не успело забыться. Хорошо читала, класс проникся, затих, задумался…

- Ну и что? – вдруг резко спросила Валя, нарушив растроганное молчание. – Это мама Олега Кошевого, а не моя! А я свою не-на-ви-жу!

- Да как ты смеешь, Хромова! – выкрикнула с последней парты Томка Прудникова. – Ведь это мать твоя! Мать!

- Мать. – согласилась обвиняемая.Села за парту и сгорбилась, уронив лицо в ладони.

Семиклассники обомлев от такого демарша, заговорили, закричали, перебивая друг друга. Уже никто не удивлялся, зато почти единогласно клеймили черствость и бездушие неблагодарной дочери, предлагали какие-то воспитательные меры, чуть ли поход к старшей Хромовой с утешениями, извинениями и уверениями, что все будет хорошо…

Никто сначала и не заметил, что наш рыцарь Борька подошел к парте Хромовой и встал рядом с ней.

- Хватит, - негромко сказал он. И почему-то, несмотря на гвалт, его услышали. И снова затихли. – Валь, хочешь, я тебе значок подарю?

На ладони у него действительно лежал значок, красивый, синий, с надписью «Футбол», предмет зависти всей школы…

- Хочу, - ответила Валентина, утерев слезы кулачком и просияв робкой улыбкой. И осторожно взяла значок с Борькиной ладони.

Все-таки мы были не совсем дураки. И нам стало вдруг стыдно – за все. За эти нелепые уроки правды. За нашу куриную истерику. Как будто Борька простым жестом что-то выправил в наших смятенных душах… На всю жизнь.

Спасибо тебе, Борис Бернгард…
Опубликовано: 13.02.2018
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Надежда Коган

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 136
Просмотры: 349, прочтения: 1
Оценки: 1 (средняя 5.0)
Ваш отзыв
Ваша рецензия
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Рецензии
Похожие публикации
Мария Солодилова: Барамин-2
Мария Солодилова: Барамин-3
Новые авторы
Сергей Фофанов
Мазманян Валерий
Марина Улыбышева
Александра Саша Сашнева
Ирина Май
Автор приглашает
Новые книги
Юрий Малов «Хождение по торговым палатам»
Ирина Шахова «Мой Порог»
Леонид Фраймович «Нич Ниднибай»
Журнал «Последняя среда», тема номера: Прошлое
Сборник «Живая литература» 2011-2012
Сборник «Живая литература» 2010-2011
© 2014 – 2018, Литературное имя. Администрация