Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
Публикация
Магазин на сайте ЛИ: Проблемы с доступом к сайту
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Проблемы с доступом к сайту
ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Литературный конкурс "Кни­гу­ру": при­ем за­я­вок до 15 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Мо­но­ЛИТ": при­ем за­я­вок до 25 ию­ля 2019 г.
Литературный конкурс "Ру­с­с­кие ри­ф­мы": при­ем за­я­вок до 31 ав­гу­с­та 2019 г.
Конкурс "Лу­ч­шее имя для зве­з­ды": при­ем за­я­вок до 30 се­н­тя­б­ря 2019 г.
Премия "Чи­тай Ро­с­сию" за лу­ч­ший пе­ре­вод: при­ем за­я­вок до 30 ап­ре­ля 2020 г.
Андрей Пустогаров - Проза: эссе (проза о бродском, стихах)
Бродский и пошлость: Aere perennius
Значительный для истории литературы поэт, как правило, как раз и значителен тем, что расширяет область поэтического, высаживает десант и колонизирует для метрополии «Поэзия» территорию, которая раньше ей не принадлежала.

Подходящий для нашего разговора пример Маяковского:
«Мама!
Ваш сын прекрасно болен!
Мама!
У него пожар сердца.
Скажите сестрам, Люде и Оле,—
ему уже некуда деться.
Каждое слово,
даже шутка,
которые изрыгает обгорающим ртом он,
выбрасывается, как голая проститутка
из горящего публичного дома».

В 1915 году, когда Маяковский написал поэму «Тринадцатый апостол» («Облако в штанах»), образ голой проститутки, да еще выбрасывающейся из публичного дома, к области поэтического явно не относился. Относился он, скорее, к антипоэтическому.
Здесь Маяковский, как Достоевский в прозе, расширил границы литературы в сторону скандала. Пожар в публичном доме – это же скандал. Такой же, как любовь самого Маяковского. (Любовь эта была к Лили Брик. Скандальные детали ее освещены достаточно).

Добавим, что ничего пошлого или скабрезного в этом образе нет. Он нужен Маяковскому своей точностью: слово должно быть голое. А в те времена люди голыми не спали. Голой при пожаре могла выброситься из окна только проститутка.

Другое направление, в котором Маяковский расширял область поэтического, это вещи, которые сами по себе малоприятны, но обретают поэзию, служа высокой цели. К примеру: в поэме «Во весь голос»:
«Я, ассенизатор
и водовоз,
революцией
мобилизованный и призванный,
ушел на фронт
из барских садоводств
поэзии —
бабы капризной…
Для вас,
которые
здоровы и ловки,
поэт
вылизывал
чахоткины плевки
шершавым языком плаката».

Опять же, ничего пошлого тут нет. Как и в строках из той же поэмы
«Уважаемые
товарищи потомки!
Роясь
в сегодняшнем
окаменевшем говне,
наших дней изучая потемки…»
Хотя бы потому, что жанр «разговор с потомками» не может основываться на пошлости.

Перейдем к поэзии Иосифа Бродского.

В 1985 году, на археологических раскопках в предгорьях, неподалеку от Ферганской долины один начитанный юноша из Москвы прочел для художницы Маши стихотворение Бродского «Письма римскому другу», эту, согласитесь, визитную карточку поэта. Я слышал это стихотворение впервые, но отреагировал сразу, сказав: «Это пошлые стихи». Я имел в виду строки:
«Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще...»

Пошлым я посчитал сортировку женщин по особенностям их анатомического строения.

Впоследствии мысль о пошлости неоднократно приходила мне в голову при чтении стихотворений Бродского.
Вот стихотворение «Дебют» - размышления лирического героя после первого полового акта:
«Он раздевался в комнате своей,
не глядя на припахивавший потом
ключ, подходящий к множеству дверей,
ошеломленный первым оборотом».

Тут передан самый пошлый, который только может быть, уровень подобных размышлений. Допускаю, что возможен уровень гораздо более неприличный и грубый, но относительно пошлости останусь при своем мнении.

(Мне кажется, что это нарочитая пошлость книжного еврейского мальчика, который старается спрятать за ней внутреннюю ранимость).

Замечу, что у Бродского есть ряд стихотворений, которые пошлыми не являются. К примеру, «Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря…».
Как ни пытается лирический герой свести все к полной стертости – «дорогой, уважаемый, милая, но неважно даже кто» - у него это не получается. Любовная мука оказывается сильнее. Об этом и стихотворение.

Но и славу Бродскому, и, тем более многочисленных подражателей, принесло именно расширение поэзии в область пошлого. Согласитесь, очень удобно свои пошловатые вирши глубокомысленно относить к «традиции Бродского» и «постмодернизму».
В этих заметках мы, по преимуществу, рассматриваем область сексуального (и, поверьте, я выбрал не самые пошлые пассажи Бродского – хотя их достаточно), но читатель легко может обнаружить пошлость и в строках Бродского, относящихся к другим темам.

Вот, к примеру, строки, пародирующие путем опошления песню Глинки на слова Н.Кукольника. В песне:
«Веселится и ликует весь народ.
И быстрее, шибче воли
Поезд мчится в чистом поле».
У Бродского:
«В чистом поле мчится скорый с одиноким пассажиром.
И нарезанные косо, как полтавская, колеса
с выковыренным под Гдовом пальцем стрелочника жиром
оживляют скатерть снега» («Представление»).

(Мне тут приходят на память Ильф и Петров, романы которых об Остапа Бендере написаны, по преимуществу, языком провинциального пошляка. К примеру, описание шторма на море: «Куда хватал глаз, свистали и пучились мутные зеленые воды. До самого Батума трепалась белая пена прибоя, словно подол нижней юбки, выбившейся из-под платья неряшливой дамочки»).

Еще одно известное стихотворение Бродского – «На независимость Украины». Сейчас, по-моему, уже абсолютно ясно, что в 1991 году произошла трагедия. Однако Бродский использует в стихотворении уголовную лексику и стиль скандала в коммунальной квартире:
«Пусть теперь в мазанке хором Гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы….
а курицу из борща грызть в одиночку слаще?...
Полно качать права, шить нам одно, другое…»
Если это и сатира, то селится она на территории пошлости.

Вернемся, однако, к теме сексуального и рассмотрим стихотворение Бродского «Aere perennius».

Название стихотворения – третье и четвертое слово из оды Горация Exegi monumentum aere perennius - в переводе «Я памятник воздвиг, крепче бронзы».
Бродский написал его в последние годы жизни, несомненно, сопоставляя с «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» Пушкина.
Так что вполне логично рассматривать это стихотворение как духовное завещание поэта.
Чтобы быстрее понять что тут к чему, вспомним, что Бродский преподавал в США литературу, причем на английском. Английский перевод первых четырех слов оды Горация: «I have erected a monument more lasting than bronze».
Слово, от которого оттолкнулся Бродский в своем «Памятнике» - erected. То есть крепче бронзы – это, выражаясь языком Бродского, стоять как у волка на морозе.
Поэтому, в отличие от ряда литературоведов, смысл первых четырех строк не вызывает у нас никаких недоумений:
«Приключилась на твердую вещь напасть:
Будто лишних дней циферблата пасть
Отрыгнула назад, до бровей сыта
Крупным будущим, чтобы считать до ста».

То есть: не получилось, как когда-то давно (вероятно, в юности), но меньше, чем сто лет назад. (Хотя, возможно, что профессор снова обзавелся какой-нибудь болезнью, вроде триппера).
Дальше разворачивается характерный для поэзии Бродского скандал на коммунальной кухне:

«И вокруг твердой вещи чужие ей
Встали кодлом, базаря «Ржавей живей»
И «Даешь песок, чтобы в гроб хромать,
Если ты из кости или камня, мать».
Отвечала твердая вещь, на слова скупа:
Не замай меня, лишних дней толпа!
Гнуть свинцовый дрын или кровли жесть –
Не рукой под черную юбку лезть.
А тот камень-кость, гвоздь моей красы,
Он скучает по вам с мезозоя, псы.
От него в веках борозда длинней,
Чем у вас с вечной жизнью с кадилом в ней».

Скандал, в полном соттветствии с приличествующим обстановке диалогом:
- Да е.ать я тебя хотел!
- Хер сломаешь!

Отметим, что изначально, без коммунально-уголовных интерпретаций, фаллос есть вещь не пошлая, а священная. Профессор Бродский помнит об этом и во время скандала на кухне. Поэтому сразу после слов о залезании под юбку он переходит к рассуждениям о вечном. Получается, что детородный орган значительнее, чем учение Христа. Что является мыслью крайне пошлой, поскольку очевидной и примитивной. Действительно, если род людской прекратит размножаться и вымрет, что толку в учении Христа?

Так что своим «Эрегированным монументом» Иосиф Бродский прочно застолбил место в истории русской литературы, как поэт, пересадивший поэзию на территорию пошлости.Вовсе не обязательно на этой территории оставаться и дальше.
Опубликовано: 27.05.2020
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Андрей Пустогаров

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 298
Просмотры: 509, прочтения: 14
Оценки: 5 (средняя 4.4)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Да Бродский вообще не так однозначен, как считается...А приниженные образы никогда поэзию не украшали. Это мое убеждение.
Эвелина Ракитская, 19.10.2020 22:28
Вот тебе на... Не знал этого произведения.
Михаил Н.Ромм, 29.07.2020 19:25
Я просто ошеломлен. Во-первых, тем, что автор путает понятие "пошлость" и "похабность".
Во-вторых, тем, как он легко расшифровывает Бродского. Я бы, например, так не спешил. Многое мне далеко не так ясно. В-третьих даже если и принять такую интерпретацию смысла стихотворения про памятник за верную, то тут мне слышаться не желание оскорбить собеседников, а некое отчаянье. Вроде того, что слышно в стихах Цветаевой "Моим стихам, как драгоценным винам" и т.д. Дело в том, что ангел не верит в том, что памятник-таки возник, так же что и черед придет. Принимая позу хулигана, он как бы сам себя пытается убедить. Получается, конечно, жалкая картина. У многих поэтов, есть стихи написанные в минуты душевной слабости, которые возможно и не стоит публиковать. Так сказать, плевки гения. Впрочем, по любому, я бы говорил не о пошлости, а о цинизме Бродского. Это более богатая тема. А то, насколько упомянутый поэт связан с современной литературой, с постемодернизмом, тем более. И совсем не очевидная
Папа Вильям, 29.07.2020 19:24
Папе нашему Вильяму: Я, отчасти, сознательно не дал определения пошлости. Под ней я понимаю отрицание высоких мотивов и сведение жизни к удовлетворению простейших потребностей. Меня произведения Бродского нисколько не оскорбляют. Что касается цинизма, то он предполагает интеллектуальное превосходство над адресатом. Интеллектуальные способности Бродского весьма скромны, до уровня своих предшественников он не дотягивает. Поэтому это цинизм подростка в разговоре со взрослым.
Андрей Пустогаров, 31.07.2020 15:06
Жестко. Хочется даже защитить бедного автора. Хотя он в этом и не нуждается. :)

Все же слово "пошлость" скорее -- также значит "нечто общепринятое", набившее оскомину, примелькавшееся, надоевшее. Значением "непристойность" оно не исчерпывается. В этом-то и сложность его использования.
Папа Вильям, 02.08.2020 20:36
Интересные рассуждения, весьма .
Юлия Юрьевна Соболенко, 20.07.2020 22:41
Рецензии
Похожие публикации
Магазин на сайте ЛИ: Словарь терминов. Публикации
Магазин на сайте ЛИ: Советы как писать стихи и прозу. Сводная страница
Эвелина Ракитская: Рецензия на стихотворение Михаила Ромма «Ресницы»
Фарида Кудаева: А вдруг...
Новые авторы
Аластрум
вячеслав куприянов
Заказы на рецензии
Обитаемый остров
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
«Из досье подполковника Малкина» В. Житомирский
«Башня континуума» А. Седых
«Несуразица» И. Митрофанов
© 2014 – 2020, Литературное имя. Администрация
Публикации на взаимовыгодной основе