Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
Заработать 5000 махов в конкурсе "ОТЗЫВ-ЧЕМПИОН"
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Словарь терминов
Частые вопросы
О проекте
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Новости сайта
Новости сайта от 29 сентября 2018 года
Как сделать, чтобы Ваша книга продавалась в магазине на сайте
Подписка на новости:
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Друзья Гумфонда
Информация
Премия "Бунинская": при­ем за­я­вок до 1 июля 2018 г.
Премия "НОС": при­ем за­я­вок до 31 июля 2018 г.
Литературный конкурс "Кубок Брэдбери": при­ем за­я­вок до 1 сентября 2018 г.
"Премия неправильной дра­ма­ту­р­гии": при­ем за­я­вок до 1 сентября 2018 г.
Литературный конкурс "Чеховская осень": при­ем за­я­вок до 26 октября 2018 г.
Михаил Н.Ромм - Проза: статьи (стихи о творчестве, поэзии)
Сашатка Егоров прекрасный и смешной поэт
Александр Петрович Егоров прожил не слишком долгую жизнь (1956-1993). Публикаций у него немного, творчество малоизвестно. Тем не менее, на мой взгляд, это поэт исключительного таланта, и потомки еще оценят его вклад в большую литературу. Его произведения это удивительный сплав поэзии иронической, концептуальной и куртуазной, через которую то и дело пробиваются трагические нотки реализма. При том, что речь идет не о эпигонстве, а об отдельном внестилевом пути. Ведь ни Пригова, ни Иртеньева, ни Еременко, тогда еще никто не знал.

Все это заслуживает серьезного анализа, пока же хочу просто привлечь к некоторым стихам ваше внимание, и поделится тем, что составляет неотъемлемую часть моей жизни. Именно его стихи я вспоминаю, когда мне трудно. Здесь я отобрал несколько, возможно не лучших.
Однако почти все им написанное опубликовано на странице автора: http://stihi.ru/avtor/petrovichegorov

Наш характер

Люблю читать я в книге милой,
Что в мире нету лучше нас.
Вот как-то раз, зимой унылой,
Зашел в магазин в поздний час.

А за прилавком продавщица
С глазами цвета всех Россий.
Не то чтоб важную вещицу —
Я скромно рыбы попросил.

Она взглянула очень гордо,
Схватила рыбину, притом
В мою испуганную морду
Чуть не заехала хвостом.

Швырнула сдачу мне с размаху,
Так, что прилавок задрожал,
Да послала вдогонку на *** —
Спасибо, тут же отбежал;

В дверях мгновение помедлил
И, от обиды без лица,
Ее назвал я «сукой бледной»,
Скатившись кубарем с крыльца.

«Ну, что за хамы есть в народе, —
Подумал, кутаясь в пальто, —
Однако же, медали вроде,
Какая искренность зато!

А вот, положим, иностранец —
Любезна речь, приветлив взгляд...
Но лжет, конечно, внешний глянец, —
В душе, собака, копит яд!»

*******************************************
Страх

Я — безвольная кукла событий,
Я теряю присутствие духа.
Если хочется вам, то возьмите,
Откусите мне правое ухо.

Если надо — кусайте другое,
Ешьте с маслом, с горчицею, с перцем.
Ведь, конечно же, все дорогое
Не в ушах человека, а в сердце.

Без ушей — оно легче и проще.
Это — символ борьбы с показухой.
Можно выйти на самую площадь
И гулять по ней Пьером Безухим,

Рассуждая о жизни и смысле,
Восхищаясь сиреневой ночью.
Хорошо, когда уши не виснут
И торчком не стоят, между прочим.

***********************************************
Письмо в редакцию

Все не выходит из ума тот случай,
Когда впервые, в Дмитрове, у морга,
Увидел я в реальности бесстыдной
Труп человека... Нет, сперва — учуял,
Когда, согнувшись, в низкие воротца
Я проходил, и мне вдруг показалось,
Что в воздухе пахнуло чем-то сладким.
Но нет, не показалось! Прокатился
Смешок в толпе: «Да вон лежит, воняет»
И, оглянувшись, тут же я увидел
Едва полузасыпанный щебенкой,
Прикрытый рваным полиэтиленом
Труп человека... Зрелище на редкость! —
Нога, полуистлевшая, чернела,
Чернело также то, что раньше было '
Лицом. Лежали рядом доски,
Заране припасенные для гроба.

А в синем небе расцветало солнце,
А по деревьям птахи щебетали,
Стояли люди, среди них — и дети,
И все бы было очень даже просто,
Когда бы не лежащий у забора
Труп человека, полиэтиленом
Прикрытый жалко, да еще щебенкой
Полузасыпанный...

**************************************************
Ностальгия

Этот город, растараканенный
Фонарейно-литыми бульварами,
По ночам напевал мне израненно
Золотыми, как солнце, гитарами.

Но порою, покинувши площади,
Меж теней приозерного вечера
Мы с подругой резвились, как лошади,
Оставаясь никем не замеченными.

В небесах изумрудные звездочки,
Облака, разбежавшися-синие;
Платье белое, губки — как розочки,
И лесов почерневшие линии.

*****************************************************
По невскому проспекту

Где плясали ветра под трамвайный аккорд,
Монументы шагали в снегу, —
В хороводе неясно-расплывчивых морд
Осознал я, что жить не могу.

Черной пастью хватал меня грязный подъезд,
Двери лязгали злобой людской,
А оконная рама — осиновый крест —
Заполняла мне душу тоской.

По глубоким ущельям слепых площадей
Я мелодией страха кружил,
Меж совсем незнакомых и чуждых людей
Спотыкался, а все-таки — жил!
******************************************************

У полотен рубенса

Смотря на груды мяса пенного
Полотен Рубенса, был весел —
Презрев законы мира тленного
Он Тело по небу развесил!

Наверно, это все же женщины,
Но может быть — и облака...
Ведь в жизни все так переменчиво
Какая разница пока?

Пускай плывут, нежнея розово
(Что, мол, никто нам не указ!)
Ныряя в илистое озеро
Моих печальных синих глаз.

**********************************************************
Вуаер

Нет ничего печальнее картины:
Вот день погас, как бы навеки сгинув,
И кто-то молча смотрит на куртины
Окна чужого, голову закинув.

Оно высоко, ничего не видно,
А он стоит среди дерев безлистых
И выглядит наружно так невинно,
Как в пятьдесятых — группа футболистов.

Он привлечен невидимою тайной.
Весь мир вокруг как будто убывает,
Душа ж его в любви необычайной
К чужой судьбе пугливо пребывает.

************************************************
Рассуждение о котах

Коты — их кто не уважает?
Наверно, лишь на небе звезды.
Меня их наглость поражает —
Весь мир для них как будто создан!

Они уже мышей не ловят —
Собой дома они величат,
Когда сидят у изголовий
Или в ногах во тьме мурлычат.

Порой их гонят, с криком вроде:
«Пошел отсюда вон, скотина!» —
Но все равно они приходят,
И морды их невозмутимы.

****************************************************

Отпускание бороды

Я решил — отпущу себе бороду,
Буду гордо ходить с ней по городу,
Буду гордо ходить да похаживать,
Свою бороду чинно поглаживать.

Если спросит девчонка задорная:
«Почему борода твоя черная?» —
Я отвечу ей тут же с ухмылочкой:
«Не чернее души, моя милочка!

То-то пальцами длинными, ломкими
Эту бороду тискаю, комкаю,
Да брожу продолжением повести
О своей неразгаданной совести».

**********************************************
Инцидент

На улице задел я «дипломатом»
Прохожего, конечно, извинившись.
Был удивлен, когда, внезапно взвившись,
Посыпал тот в меня отборным матом.
Старик, в своей зачуханной тужурке,
Седой как лунь и невысокий ростом,
Шагал за мной, «скотиной» и «прохвостом»
Клеймя в каком-то исступленье жутком.
Я шаг ускорил, напрягая нервы.
Вослед неслось мне, мрачное, как фатум:
И что б со мной он сделал в сорок первом,
И что б со мной он сделал в сорок пятом,
Что в жизни горя я еще не видел,
Что рана у него в ноге сквозная...
Как тот Семей, спешащий за Давидом,
Злословил он меня. За что? Не знаю.
И помню, было нестерпимо жарко,
И помню, думал: «Что случилось с нами?»,
И как нырнул в спасительную арку,
Как, выхода ища, блуждал дворами.

***********************************************
Мой отец перед смертью читал Мопассана,

Мой отец перед смертью читал Мопассана,
Католической грусти бессонно внимая —
И над домиком нашим, над призрачным садом
Ночь цвела до рассвета, недвижно немая!
Одиноко струился дымок сигареты.
Я смотрел на отца, и мне было так странно:
Книга нежно болтала про то и про это —
И плелись воедино столетья и страны
Между тем как слабели последние узы...
К окнам жизнь подступала, чего-то просила,
Повторяя словами больного француза,
Что внутри — тяжело, а снаружи — красиво.

*************************************************

Есть надежда

Когда сам сатана мою душу увлек
И с крутого обрыва в безумье швырнул,
Мои чувства в причудливый свиток свернул,
Над рассудком моим потешался, как мог —

Я в конторе дурил, отвечал невпопад,
В тот же час в психбольницу меня увезли.
Мне казалось — померкли все краски земли,
И остался вокруг только сумрачный ад...

Утром скопом в палату вошли доктора,
Мой был молод как ангел с лучами из глаз.
Я подумал: «Спрошу его прямо сейчас!»
Чей-то голос шепнул мне: «Давно бы пора!»

И, на вязках привстав, я решился тогда —
«Есть надежда?» — спросил, глядя прямо в глаза.
«Да, всегда есть надежда» — он тихо сказал
И плечами пожал: «Есть надежда всегда!»
Опубликовано: 11.07.2018
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Михаил Н.Ромм

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 7
Просмотры: 528, прочтения: 15
Оценки: нет
Ваш отзыв
Ваша рецензия
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Пока мы помним тех кого нет с нами, они живы.
С уважением-
Юлия.
Юлия Юрьевна Соболенко, 24.08.2018 10:32
да уж
Михаил Н.Ромм, 24.08.2018 20:27
Большая благодарность за публикацию..."Мой отец перед смертью читал Мопассана", очень понравились.
Шакир а-Мил, 22.08.2018 21:17
Да, это одно из моих любимых тоже.
Михаил Н.Ромм, 23.08.2018 13:19
Рецензии
Похожие публикации
Михаил Н.Ромм: Два слова: «тишина» и «тайна»
Михаил Н.Ромм: Как будто бы на пожелтевшей пленке
Михаил Н.Ромм: Памятник
Михаил Н.Ромм: Я сегодня напьюсь
Михаил Н.Ромм: Моя муза
Михаил Н.Ромм: В душе моей живёт стихотворенье
Михаил Н.Ромм: Хорошо быть неизвестным никому
Марина Улыбышева: Про овечку
Обитаемый остров: Ода памяти
Обитаемый остров: Соловей
Обитаемый остров: Строки
Обитаемый остров: Звёзды
Обитаемый остров: Молитва
Бриарей: Стихи пишут
Бриарей: Ружье
Николай Почтовалов: Белая ночь
Варвара Оленина: Творчество
Ингвар Донсков: Тени тюля
Ингвар Донсков: Жемчуг
Ингвар Донсков: Мотылёк
Ольга Девш: Мне мало...
Людмила Шаменкова: РЕКА РЕЧЕЙ
Людмила Шаменкова: ВЗЯВ ПЕРО ...
Сергей Долгов: Возьмёмся за другое...
Миша Ромм: В круге
Миша Ромм: ИБ или ЕЕ?
Миша Ромм: Выступал поэт Гандлевский
Миша Ромм: Концерт Евг. Евтушенко в Сан-Диего 10.10.2009
Игорь Иванов: Хрустальный дом
Ирина Май: Последний великан
Александра Полянская: Прикосновение к теме
Алексей Аистовъ: Просто снег
Александр Еременко: Борису Рыжему на тот свет
Новые авторы
Марина Улыбышева
Александра Саша Сашнева
Ирина Май
Андрей Коровёнков
Валерий Ржевский
Автор приглашает
Новые книги
Белеющий парус изданья
Алексей Аистов, Дежавю, Серия «ЛИ»
Александр Шапиро, «У истины в долгу» Серия ЛИ
Лео Певзнер, Там, где мы есть
Светлана Авербух, Жаль не войти в прошедший дождь, Серия «ЛИ»
Александр Доков, Агент «М», Серия «ЛИ»
© 2014 – 2018, Литературное имя