Литературное имя
рейтинги, публикации, рецензии, издать и продать книгу
Наш проект позволяет авторам войти в Большую литературу, получить признание и заработать, помогая начинающим: подробнее ...
ИЗДАТЬ КНИГУ БЕСПЛАТНО или ПОЧТИ БЕСПЛАТНО
 
Личный кабинет Выход
Рейтинги
Публикации
Критика
Магазин
Издать книгу
Новости сайта
Конкурсы
Частые вопросы
О проекте
Новости сайта
Новости августа 2022 года
Реклама книги в Яндекс-директ
Подписка на новости:
Анонсы публикаций
Ещё анонсы
Объявления
Зарегистрируйтесь на сайте и получите 1000 махов и 1000 web-литов для начала работы!
Информация
Все­ро­с­сий­с­кий ли­те­ра­ту­р­ный ко­н­курс "Класс!": при­ем за­я­вок до 28 фе­в­ра­ля 2022 г.
Ли­те­ра­ту­р­ный ко­н­курс ма­лой про­зы: при­ем за­я­вок до 10 ма­р­та 2022 г.
Ме­ж­ду­на­ро­д­ный ли­те­ра­ту­р­ный ко­н­курс "На кры­ль­ях гри­фо­на": при­ем за­я­вок до 15 ма­р­та 2022 г.
Ко­н­курс по­эз "Се­ре­б­ря­ные мо­с­ты". К 135-летию Иго­ря Се­ве­ря­ни­на: при­ем за­я­вок до 16 ма­р­та 2022 г.
Ме­ж­ду­на­ро­д­ный ко­н­курс ли­те­ра­ту­р­но­го тво­р­че­с­т­ва "Мир ска­зок": при­ем за­я­вок до 21 ма­р­та 2022 г.
Трубка
На конечной остановке троллейбус простоял почти двадцать минут. Выход на маршрут — строго по расписанию! Водитель троллейбуса посмотрел вперёд: народищу набралось! Вот будет сбор кондуктору! Электрическая машина зажужжала двигателем и устремилась с «кольца» к остановке, где её с нетерпением ожидали будущие пассажиры. И — началось! Вы видели когда-нибудь, как садятся в общественный транспорт старушки-пенсионерки? Старички-мужчины ещё скромничают, не сразу садятся даже тогда, когда им уступают место; настоящие джентльмены. А бабушки-старушки — просто бестии в юбках! Вы разве не видели ни разу? Да ну что вы! Прёт «Божий одуванчик» на себе рюкзак заплечный да ещё две сумки в руках — ездила в соседний район в гастроном, потому что там рис на две копейки за кило дешевле, чем в соседнем с её домом продмаге. И теперь всё это нужно довезти до дома. Зачем так много? Ну, во-первых, это немного, потому что в советские времена она — ударница производства — вообще машинами затаривалась. Во-вторых, как оказалось, в местном гастрономе дешевле не только рис, но и гречечка, и песочек сахарный, и… Да почти всё на копейку-две за кило дешевле! Надо брать, пока есть. Завтра ведь может подорожать... Вот ведь в советские времена как было? По всей стране цены на одни и те же продукты были одинаковыми. По всей стране! Порядок был! А теперь что? В каждом магазине — свои цены. С одной стороны, можно поездить, посмотреть, выбрать там, где подешевле… Но с другой-то стороны — бардак настоящий! И вот она — бывшая стахановка — «штурмует» со своими сумками и рюкзаком двери троллейбуса. Электромашина ещё не остановилась, двери пока закрыты; но ударница коммунистического труда прямо на ходу толкает створки дверей, растягивает-разгоняет их в стороны и вскарабкивается по ступенькам ещё катящегося троллейбуса. Троллейбус останавливается, двери открываются, люди начинают заполнять собой салон, а бабушка уже сидит на «инвалидном» сиденье возле кабины водителя и поудобнее пристраивает у себя под ногами свои сумки и рюкзак. Молоденькая мамаша — девчонка совсем! — держит на руках спящего карапуза с соской-пустышкой во рту. Какой-то мужчина поднимает с ещё не успевшего нагреться местечка парня лет двадцати: уступи-ка девушке с ребёнком место, молодой человек! Юноша смотрит удивлённо-возмущённо: но ведь я же первый занял это место! Но — всё-таки уступает, ловя на себе пристально-строгие взгляды тех многих, кому места сидячего тоже не досталось. Это в Америке нет совершенно никакой дискриминации, и где-нибудь в нью-йоркском сабвэе можно преспокойно сидеть, не обращая внимания на стоящих возле тебя инвалидов и беременных женщин; и никто не упрекнёт тебя за то, что ты поступаешь неправильно. Ведь ты купил билет и имеешь полное право на сидячее место; а если кто-то хочет ехать стоя — пусть едут стоя, это их право; ведь можно же и следующего рейса дождаться и спокойно заиметь сидячее местечко — транспорт в Америке ходит, как швейцарские часики… Наверное… И транспортного бардака в Америке нет… Может быть… А у нас — если не сумел влезть в «дрововозку», то можешь следующего рейса прождать несколько часов. Поэтому, заиметь своё — хоть стоячее, хоть на поручне висячее — местечко желательно сразу. Транспорт у нас — многолетней выдержки и многолетнего износа. Но ведь — ездит! И не просто сам ездит, но ещё и возит!.. А в Америке, судя по концовке фильма про австралийца Данди-Крокодила, в сабвэе можно заночевать на платформе в многосотенной толпе, так и не дождавшись поезда… Нет, родной транспорт — самый лучший. Родной и есть… Какой-то подвыпивший мужичок бомжеватой наружности вошёл в салон троллейбуса прямо с недокуренной сигаретой. И тут же дружная стайка наших «правильных» женщин набросилась на него с лекцией о моральном облике строителя правильного человеческого общества с высокими этическими показателями. А мужичку с бомжеватой наружностью до вершин этики — как до космоса. Да и, кажется, до второго ему легче добраться, чем до первого… Кто виноват в том, что люди доходят до такого вот — бомжевого — состояния? Кто доводит до этого? Ведь в советские времена у всех была крыша над головой. Какая-никакая, но всё-таки… А теперь что? Смертность — растёт; факт. Рождаемость — снижается; тоже факт. А жильё — всё дорожает и дорожает, не смотря на предыдущие два факта. Россия — не Советский Союз; Россия — государство живых противоречий. Нонсенсы — повсюду! Всё-таки совдеповский «застой» был неплох своей стабильностью. Чехи поставляли нам — регулярно! — новые трамвайные вагоны. Движение — жизнь! Давно уже Чехословакия стала Чехией и Словакией, а мы всё ещё ездим в «чехословацких» трамваях. Семидесятых годов двадцатого века выпуска… И ведь ездят же они — древние! И не просто ездят — нас возят!.. Троллейбус зажужжал, дверцы закрылись. Водитель громко объявил из динамиков: «Химинститут следующая!» И троллейбус споро побежал по чёрному весеннему асфальту. Из кабинки водителя вышла в салон на работу женщина с сумочкой. Сумочка на длинном ремне висела на шее, прикрывая грудь женщины. Кондуктор. У кондукторов нелёгкая профессия; неблагодарная. Чуть свет — уже на маршруте; и — до поздней ночи. Обед — сухомятка… А какой нынче пассажир пошёл?! Это раньше они были «будьте любезны», а теперь они — «да пошла ты»!.. Всякий может оскорбить кондуктора, а ей — терпи! Ты — на работе и обязана быть вежливой с пассажирами. Вы когда-нибудь пробовали быть вежливым с настоящими хамами?! Конечно, не все пассажиры — хамы; но ведь и не без них… «Оплачиваем проезд! Берём билетики! У Вас что за проезд?» — «Проездной.» — «Предъявляем свой проездной.» — «Лезть далеко.» — «Лезем, лезем далеко за нашим проездным! Предъявляем!» — «Вот прицепилась-то… Понаберут по объявлению всяких горлопанок!.. Вот, гляди, видишь? Я же говорил — проездной! Людям верить надо!» — «А я — не рентген, сквозь штаны видеть не умею: есть у Вас проездной или нет. Теперь вот вижу, что есть… Оплачиваем проезд! Берём билетики!..» И так — целый день. Людям верить надо. А ещё говорят так: доверяй, но — проверяй. У кондуктора работа такая — бумажки разноцветные с шестизначными номерками обменивать на деньги. Конечно, проверять наличие билетов не входит в обязанности кондуктора. Кондуктор — всего лишь продавец. А проверяет наличие билетов контролёр. Но ведь кондуктору почему-то всё время достаётся от контролёров: «Почему у тебя пассажир без билета? Что значит — сказал, что проездной?А мне он говорит, что ты к нему даже не подходила, не продавала билет! Обилечивай давай и не спи на работе!..» Кондукторам достаётся частенько. И ведь кто работает кондукторами?! Женщины да девушки. Нервная работа, неблагодарная… Мужчина предъявил какое-то удостоверение — красные корочки, гербовая печать на фото. Льготников развелось!.. «Чернобыльцы», «афганцы», контрактники, пенсионеры… Парнишка предъявляет пенсионное удостоверение. Да на нём пахать не просто можно, а — нужно! Но по документам он — инвалид второй группы Пупкин Сергей Иванович, тысяча девятьсот восьмидесятого года рождения. Наверняка — дедовское пенсионное; двадцатку на восьмидесятку переправить — пара пустяков. В пенсионном удостоверении фотокарточка не предусмотрена; а предъявлять дополнительно к пенсионному, скажем, паспорт — не нужно. И сколько таких «пенсионеров» катаются в нашем общественном транспорте?!. «Оплачиваем проезд! Берём билетики!..» Сорок пассажиров в салоне троллейбуса, и только восемь из них «оплатили проезд, купили билетики»… Все остальные — четверо из пяти — льготники. Ветераны Куликовской битвы, Бородинского сражения и войны Белой и Алой Роз… Кондуктору трудно разобраться во всех этих «федеральных службах». Показали «корочки» — и ладно. Будут после контролёру объяснять: кто прав, кто виноват… Конечно, кондуктору тоже достанется… «Никто вас не тащил на эту работу!» Что верно — то верно… «Осторожно, двери закрываются! Следующая остановка — Берёзовая Роща!..» Троллейбус трогается, и кондуктор готовится к новому «штурму» и — новому «бою». В Берёзовой Роще находится центральная больница одного из районов области. Значит, народа будет — о-го-го! Троллейбус — «резиновый»! — набивается битком. «Дачи следующая!..» И женщине-кондуктору нужно протискиваться сквозь толпу пассажиров, обилечивая тех, кто не имеет права льготного проезда. По статистике это — всего лишь каждый второй. А на деле — каждый пятый. Один из пяти непременно отдаст кондуктору четыре рубля и возьмёт билет. Но четверо других — непременно поедут бесплатно… Посчитайте в билетике сумму первых трёх цифр числа и сумму последних трёх цифр. Если суммы равны — билет «счастливый», и, съев его, можно надеяться на то, что Вам «будет счастье». Но — не стоит спешить кушать «счастливый» билетик! Придёт контролёр и, обнаружив у Вас отсутствие билета, «осчастливит» Вас штрафом рублей на сто и скажет: «Уплата штрафа не освобождает от оплаты проезда!» И придётся Вам помимо «стольника» платить ещё четыре рубля — за ещё один билет. Проще дождаться своей остановки, выйти из транспортного средства и уже тогда только — со спокойной душой — съесть заветный билетик. Возможно, счастье не заставит себя долго ждать… Хитрые контролёры договариваются с сотрудниками милиции и вылавливают «зайцев» на самых людных остановках — возле вокзалов. Люди выходят из, скажем, трамвая, а на улице возле каждой двери стоят по две вреднющих женщины-контролёра. А за спинами их — милицейский автобус с приветливо раскрытой дверью: «Добро пожаловать, граждане «зайцы»!» Люди выходят из трамвая и попадают «в лапы» контролёров: «Предъявляем проездные!» И ведь вылавливают-таки «зайчишек»! Редко кто осмеливается сказать женщинам-«акулам»: «А согласно пункта один-шесть Правил пользования общественным транспортом нашего города, гражданочка, Вы имеете право проверять проездные билеты только в салоне транспортного средства! Извините, но асфальт трамвайной остановки, на котором я сейчас стою, салоном транспортного средства не является. А посему — разрешите откланяться и поищите-ка дурачков неграмотных в другом месте!..» На нагловатых женщин-контролёров подобные слова действуют как электрошокер. Они, разинув рот, провожают всезнайку взглядом ненависти и изумления, в то время как несколько шустрых «зайчишек» успевают, воспользовавшись моментом, проскочить мимо них… На остановке «Центральные Ремонтные Мастерские» в троллейбус вошёл черноволосый худощавый парень лет двадцати и — притаился на задней площадке, надеясь, видимо, на то, что женщина-кондуктор не заметит появления ещё одного пассажира в этой многолюдной толпе. Но у кондуктора такая работа — замечать всё, что касается вопросов выполнения плана. С передней площадки кондуктор направилась к черноволосому парню. Протиснулась, раздвигая плотные ряды прижатых-припаянных друг к другу пассажиров, сказала: «У Вас что за проезд, молодой человек? Предъявляем!» Парень засунул руку за пазуху своей кожаной куртки, покопался там и извлёк из внутреннего кармана… телефонную трубку! Это был не маленький аппарат мобильника. Это была большая чёрная трубка уличного телефона-автомата. Обрывок провода свисал вниз тридцатисантиметровым «крысиным хвостиком». Парень подул в трубку, тщательно прислушиваясь к её тишине, и внезапно совершенно серьёзно сказал: «Алло, Петруха? У меня тут проблемы возникли… Да я сейчас в троллейбусе еду в районе цэ-эр-эм… Да побил — к чёртовой матери! — свой «мерин», отвёз в ремонт… Да, вот только связь с собой из тачки забрал… Слушай, я тебе серьёзно говорю — у меня проблемы с кондуктором… Нет, ты чего! Никого «мочить» не надо! Просто, если тебя не затруднит, подскочи сейчас к Дому Быта, подгони мне… сколько у Вас за проезд?.. Да, Петруха, алло, слышишь меня? Четыре рубля мне надо… Не-не, не сто баксов, а только четыре рубля… Ну — поройся в бардачке, может, найдёшь мелочь… И это, Петруха, прихвати пиццу с грибами и кофейку стаканчик; у меня с утра во рту маковой головки… э-э-э… маковой росинки не было… Чего? Нет, к площади Гагарина ты уже не успеешь, я уже к ней подъезжаю.. Ты где сейчас? У вокзала?.. Ничего не далеко! До Дома Быта успеешь! Две минуты времени тебе; всё, давай, жду...» Парень деловито подобрал болтающийся обрывок телефонного провода и спрятал трубку во внутренний карман своей кожаной куртки. Кондуктор напомнила: «Молодой человек, Вы собираетесь проезд оплачивать?» Парень с трубкой удивился: «Простите, девушка, но в данный момент у меня при себе денег нет. Вы же слышали: у Дома Быта придёт мой друг, принесёт мне кофе, пиццу с грибами и — четыре рубля лично Вам за мой проезд. Ехать мне долго, до самого вокзала. Поэтому, я, например, не вижу причин для беспокойства… Подождите всего лишь две минуты!..» На какие только ухищрения не идут хитрые «зайчишки»! Чего только не придумывают они! Сказочникам нужно почаще ездить в общественном транспорте! Пассажиры переполненной «пятёрки» ждали: что же будет дальше? чем всё закончится? Сейчас — Дом Радио. А следующая — Дом Быта. Интересно: что ещё придумает парень с трубкой, когда они проедут Дом Быта? Народа в троллейбусе-«пятёрке» поубавилось; многие вышли на площади Гагарина. Шуточки с трубками телефонными — шуточками, а дела серьёзные — делами. У каждого пассажира — свои дела. Дела заставляют людей куда-то ехать, становиться пассажирами… На остановке «Дом Быта» в заднюю дверь троллейбуса вошёл молодой человек с… тарелочкой с пиццей и стаканом кофе в руках! Все пассажиры рты раскрыли: ничего себе! А парень — вручил «трапезу» парню с трубкой и пошёл к женщине-кондуктору, крикнув водителю на ходу: «Ой-ой! Шеф, останови! Я не ѐду, я выхожу!» Вручив кондуктору две двухрублёвые монеты, парень выскочил в открывшуюся дверь: пока! А кондуктор — пошла отдавать билетик парню с трубкой. Парень с трубкой дожевал маленькую пиццу, допил кофе и спрятал аккуратно смятые-сложенные картонные тарелку и стакан в карман куртки. Кондуктору парень с трубкой сказал: «Оставьте мой билетик себе — на счастье». И тут же достал из внутреннего кармана куртки свою чёрную телефонную трубку с болтающимся обрывком провода, приложил её к уху: «Алло, Петруха? Здравствуй ещё раз! Ты сейчас где?.. Уже снова на вокзале? Да, я сейчас подъеду — минут через пятнадцать… Да на набережной Лазури сейчас… Слушай, мог бы пиццу и покрупнее взять, я не наелся… Нет, не надо к Кукольному Театру подъезжать, не успеешь уже. Давай, встречай меня на вокзале, всё, жди...» Парень спрятал трубку во внутренний карман куртки и отвернулся, стал смотреть в заднее окно на бегущие за троллейбусом автомобили. Приятно всё-таки осознавать, что ты — впереди кого-то. Советский Союз всегда был «впереди планеты всей» и в космосе, и в балете, и в фигурном катании… А теперь, если смотреть в заднее окно троллейбуса, прекрасно видно, как нас обгоняют и «немцы», и «американцы», и «японцы»… А мы — движемся себе внутри нашей нынешней «рогатой коммуны», и лишь один из пяти соизволивает оплатить проезд… Привычка? Слишком много развелось дурных привычек; слишком мало осталось хороших… Парень с трубкой вышел на конечной — возле железнодорожного вокзала. И — пошёл себе. По делам...
Опубликовано: 28.09.2022
орфография и пунктуация автора сохранены
Предыдущая | Следующая | Лента публикаций

Дмитрий Веселов

Вид для читателей
Рейтинг публикации: 139
Просмотры: 37, прочтения: 2
Оценки: 1 (средняя 5.0)
Ваш отзыв
Заказные рецензии
[ORD_TBL]
Отзывы
Рецензии
Похожие публикации
Новые авторы
Игорь Нефедёнок
Владимир Калуцкий
Заказы на рецензии
Константин Берковский
Автор приглашает
Анонсы книг
Ещё анонсы
Новые книги
Параллели парадоксов
Малыш и Сом
Что там, за дверью?
© 2014 – 2022, Литературное имя. Администрация
Договор-Оферта Политика безопасности Реквизиты
Публикации на взаимовыгодной основе